" />
 
Home arrow Fortifications of Belarus arrow Soviet fortifications arrow Molotov Line  
Понедельник, 23 Октябрь 2017
Main Menu
Home
About Project
Fortifications of Belarus
Military History
Expeditions
Gallery
Forum
Library
Members
Contact Us
News
Sitemap
Links
Download
Random Image from our Gallery

Австро-германский лагерь
Фестиваль "Эхо Великой Войны" г. Луцк, 5-6 июня 2010г.
"Эхо Великой Войны" г. Луцк, 5-6 июня 2010г. Лагерь австро-германских войск (4, 54 австрийские пехотные полки, 250 резервный полк). Фото: В. Тадра, 5-6 июня 2010г.
Случайная фотография из Галереи:

Военно историческая реконструкция
День Примирения 11 ноября 2008 г.
Военно историческая реконструкция проводимая в рамках Дня Примирения 11 ноября 2008г проходила прямо возле трассы Минск - Брест, возле д. Дубровно, Барановичского р-на. На фото: моменты боя. Фото: В. Богданов, ноябрь 2008г.

Наши партнеры:

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ НА СТРОИТЕЛЬСТВЕ ВОЕННЫХ СПЕЦ ОБЪЕКТОВ В БЕЛОСТОЦКОЙ ОБЛАСТИ Print E-mail
User Rating: / 0
PoorBest 
Вторник, 08 Апрель 2008
<< Start < Prev 1 2 3 Next > End >>

       Необходимо отметить, что с трудностями мобилизации рабочей силы на оборонительное строительство столкнулись и другие приграничные республики. Проблему взялись решать союзные органы. 24 марта 1941 г. было принято постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР " О введении платной трудовой и гужевой повинности на закрытом строительстве". [10]  Этот документ наделял советские и партийные органы республик и областей правом определять размеры платной трудовой и гужевой повинности населения и фактически оформил и  закрепил то, что на местах уже было сделано. Постановление от 24 марта 1941 г. стало основой работы республиканских и областных органов власти по обеспечению военных объектов рабочей силой перед войной.

       Во время работ на спец строительстве местное население сталкивалось с явлениями, которые были типичными для советской командно-административной системы: грубое администрирование, самовольство и нарушения законности, плохая организация работы и быта, задержки выплаты денег, бесхозяйственность, идеологическая обработка. В донесениях и докладных записках в местные партийные и советские органы факты такого рода прводятся практически по всем 23 районам Белостоцкой области. Так, в Граевском районе военным командованием были наняты граждане с 900 подводами для первозки лесоматериалов. По окончании работ оплата была произведена за 500 подвод. Широкий резонанс приобрел факт самовольного  насильственного изъятия у жителя Ломжинского района Хрустовского 180 куб. камня. Причем беззаконие осуществлялось представителем 72 Управления с приминением физического насилия. В Хорощанах  советские офицеры самовольно занимали помещения, отведенные под общественные нужды. Там же информатор отмечает самовольное снятие офицерами электросчетчиков в домах, где они проживали. [11]  Споры между представителями сельсовета и командирами в присутствии местных обывателей способствовали нездоровым разговорам среди населения. В Сопоцкинском районе группа красноармейцев, работающих на участке 71 УНС совершили по словам секретаря райкома партии “безобразный, политически вредный и вопиющий поступок, заслуживающий серьезного внимания. Работая в Голынковском с\с они сожгли кресты, чем затронули укоренившиеся религиозные чувства населения, а классово-враждебные элементы и духовенство использовали этот случай для озлобления крестьян против советской власти. Об этом свидетельствует коллективное заявление присланное на имя прокурора и подписанное гражданами в количестве 200 человек. При чем организатором и инициатором подачи коллективного заявления является ксендз Красовский и подписи собирались в костеле. Вокруг совершившегося факта ксендз проводит среди крестьян антисоветскую работу с тем, чтобы они не шли на выборы в местные советы”. [12] Граждане еврейской национальности сталкивавались с проявлениями антисемитизма со стороны руководящих кадров строй участков.  [13]

Прокуратуры районов постоянно проводили проверки с целью выявления нарушений в исполнении вышеназванных постановлений. Нарушения были самые разнообразные. В спец донесениях прокуроров сообщалось о том, что сельсоветы не имели точного учета лиц, выполняющих свои обязательства, на строй участках не делалось отметок, имелись факты, когда военнослужащие строй участков задерживали подводы и пеших и использовали не на тех участках, на которые были выписаны обязательства и не отмечали об исполнении. Начальники управлений жаловались на то, что присылают «неподходящую рабочую силу». Имелись ввиду католические и иудейские священники, которые «вели контрреволюционную пропаганду» и к которым необходимо было принимать соответствующие меры, а также 14-16 летние девочки, которых использовали на тяжелых земляных работах на глубине 5-6 метров

       Нельзя сказать, что указанные негативные факты оставались без внимания властей. По факту в Голынке дело было передано в прокуратуру, выплата денег крестьянам воискими частями была на контроле у члена Военного Совета, применялись и другие формы реагирования. Но, как свидетельствуют архивные материалы и воспоминания участников тех событий, методы, применяемые советскими властями на строительстве спец объектов вызывали у местного населения недовольство, протестные настроения и действия, что в свою очередь вело к усилению репрессивных мер. Особое внимание уделялось наказанию за уклонение от выполнения труд гуж повинности и нанесение побоев должностным лицам, которые вручали повестки. [14]  Эти формы были распространены во всех районах области. В Сопоцкинском районе выдавались ложные медицинские справки об освобождении по состоянию здоровья. Не менее распространенным был уход заграницу. За эти нарушения наступала ответственность в соответствии со статьей 94 Уголовного кодекса БССР. К 1 мая 1941 г. по Белостоцкой области за невыполнение заданий по спец строительству было осуждено 138 человек. Из них к лишению свободы до года – 9 человек, от 1 до 2 лет – 52, от 2 до 3 лет – 37. К исправительно-трудовым работам на общих основаниях приговорили 26 человек, условно осудили 14 и оправдали 25 человек.  [15]

Не смотря на принимаемые меры, такие негативные явления как неразбериха, нерасторопность, плохое взаимодействие военных и гражданских властей, нарушение планов выхода рабочей силы, поставок оборудования и вооружения, низкое качество работ, саботаж и предательство имели место на объектах военного спец строительства до самого начала войны. 14 мая 1941 г. на заседании ЦК КП (б) Б с докладом "Об обстановке на границе и состояние войск округа" выступил с докладом командующий ЗапОВО генерал армии Д.Г.Павлов. Было принято решение об ускоренном строительстве укрепрайонов и аэродромов. ЦК потребовал от обкомов и райкомов партии усиления бдительности, оперативного решения всех вопросов, приведения в состояние мобилизационной готовности предприятий, учреждений, колхозов и населения, оказание немедленной практической помощи войскам при любых их обращении. [16]  В середине мая 1941 г. приграничные округа получили указания о форсировании строительства укрепленных районов на новой границе, а спустя месяц, 16 июня ЦК ВКП(б) и СНК СССР вынесли специальное постановление «Об ускорении приведения в боевую готовность укрепленных районов». [17] На следующий день, 17 июня, в Белостоке состоялись пленум обкома партии и закрытое совещание секретарей райкомов, председателей райисполкомов, заведующих военными отделами и начальников строительства объектов НКВД и НКО, где были обсуждены мероприятия форсированного строительства военных объектов. [18]

       Таким образом подготовка будущего театра боевых действий против Германии легла тяжелым материальным и моральным бременем на плечи местного населения. Можно с уверенностью сказать, что спец строительство вместе с депортацией населения, кадровой политикой, мерами предпринимаемые в сфере экономики, образования и культуры явилось важным элементом общей политики “советизации”, которую проводили партийные власти на территории западных областей в предвоенный период.

Ссылки:

1.      Хорьков А.Г. Укрепленные районы на западных границах СССР // Военно-исторический   журнал. --  № 12, 1987. – С. 50.

2.      Государственный архив общественных объединений Гродненской области (далее ГАООГО). Фонд 6195, опись 1, дело 191, л.124.

3.      Там же,  л. 102.

4.      Там же.

5.      Платонов Р. Накануне. // Белорусская нива. 15 июня 1994.

6.      ГАООГО, ф. 6195, оп.1, д. 165, лл. 1 – 3.

7.      Там же, д.457, лл.122 – 123.

8.      Там  же, д. 457, лл.122 – 124.

9.      Там же, д. 191, лл.17 – 21,  68 – 70.

10.  Там же, д. 191, л.139.

11.  Там же,  д. 457, лл. 107, 154,  164.

12.  Там же, ф.8, оп. 22, д. 11,  л.162.

13.  Там же, ф.6195, оп.1, д.460, лл.169 – 170об.

14.  Там же,  д.191, л.139-140, д.187, л.97-99.

15.  Там же, д.187, л.121.

16.  Платонов Р. Указ. соч.

17.  История Коммунистической партии Советского Союза.Т.5, кн.1. – М., Издательство политической литературы. 1970. -- С.144.

18.  ГАООГО, ф.6195,  оп. 1,  д.191, лл. 166 – 168,  д. 451,  лл. 24 –  46.

{moscomment}



 
Next >