" />
 
Главная arrow Фортификация Беларуси arrow Советская фортификация arrow Линия Молотова  
23.10.2017
Главное Меню
Главная
О проекте
Фортификация Беларуси
Военная история
Экспедиции
Галерея
Форум
Литература
Участники проекта
Контакты
Новости
Карта Сайта
Ссылки
Скачать
Случайная фотография из Галереи:

Схемы
Элементы организации немецких оборонительных позиций

Элементы организации немецких оборонительных позиций в период ПМВ

Источник: интернет


Случайная фотография из Галереи:

Дворец Тызенгаузов
Дворец Тызенгаузов

Посещение дворца Тызенгаузов в г. Поставы на международной коференции в Поставах 27-28 ноября 2008г к 90 летию окончания ПМВ.

Фото: В. Тадра, 27 ноября 2008г.


Наши партнеры:

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ НА СТРОИТЕЛЬСТВЕ ВОЕННЫХ СПЕЦ ОБЪЕКТОВ В БЕЛОСТОЦКОЙ ОБЛАСТИ Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
08.04.2008
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 Следующая > В конец >>

       Необходимо отметить, что с трудностями мобилизации рабочей силы на оборонительное строительство столкнулись и другие приграничные республики. Проблему взялись решать союзные органы. 24 марта 1941 г. было принято постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР " О введении платной трудовой и гужевой повинности на закрытом строительстве". [10]  Этот документ наделял советские и партийные органы республик и областей правом определять размеры платной трудовой и гужевой повинности населения и фактически оформил и  закрепил то, что на местах уже было сделано. Постановление от 24 марта 1941 г. стало основой работы республиканских и областных органов власти по обеспечению военных объектов рабочей силой перед войной.

       Во время работ на спец строительстве местное население сталкивалось с явлениями, которые были типичными для советской командно-административной системы: грубое администрирование, самовольство и нарушения законности, плохая организация работы и быта, задержки выплаты денег, бесхозяйственность, идеологическая обработка. В донесениях и докладных записках в местные партийные и советские органы факты такого рода прводятся практически по всем 23 районам Белостоцкой области. Так, в Граевском районе военным командованием были наняты граждане с 900 подводами для первозки лесоматериалов. По окончании работ оплата была произведена за 500 подвод. Широкий резонанс приобрел факт самовольного  насильственного изъятия у жителя Ломжинского района Хрустовского 180 куб. камня. Причем беззаконие осуществлялось представителем 72 Управления с приминением физического насилия. В Хорощанах  советские офицеры самовольно занимали помещения, отведенные под общественные нужды. Там же информатор отмечает самовольное снятие офицерами электросчетчиков в домах, где они проживали. [11]  Споры между представителями сельсовета и командирами в присутствии местных обывателей способствовали нездоровым разговорам среди населения. В Сопоцкинском районе группа красноармейцев, работающих на участке 71 УНС совершили по словам секретаря райкома партии “безобразный, политически вредный и вопиющий поступок, заслуживающий серьезного внимания. Работая в Голынковском с\с они сожгли кресты, чем затронули укоренившиеся религиозные чувства населения, а классово-враждебные элементы и духовенство использовали этот случай для озлобления крестьян против советской власти. Об этом свидетельствует коллективное заявление присланное на имя прокурора и подписанное гражданами в количестве 200 человек. При чем организатором и инициатором подачи коллективного заявления является ксендз Красовский и подписи собирались в костеле. Вокруг совершившегося факта ксендз проводит среди крестьян антисоветскую работу с тем, чтобы они не шли на выборы в местные советы”. [12] Граждане еврейской национальности сталкивавались с проявлениями антисемитизма со стороны руководящих кадров строй участков.  [13]

Прокуратуры районов постоянно проводили проверки с целью выявления нарушений в исполнении вышеназванных постановлений. Нарушения были самые разнообразные. В спец донесениях прокуроров сообщалось о том, что сельсоветы не имели точного учета лиц, выполняющих свои обязательства, на строй участках не делалось отметок, имелись факты, когда военнослужащие строй участков задерживали подводы и пеших и использовали не на тех участках, на которые были выписаны обязательства и не отмечали об исполнении. Начальники управлений жаловались на то, что присылают «неподходящую рабочую силу». Имелись ввиду католические и иудейские священники, которые «вели контрреволюционную пропаганду» и к которым необходимо было принимать соответствующие меры, а также 14-16 летние девочки, которых использовали на тяжелых земляных работах на глубине 5-6 метров

       Нельзя сказать, что указанные негативные факты оставались без внимания властей. По факту в Голынке дело было передано в прокуратуру, выплата денег крестьянам воискими частями была на контроле у члена Военного Совета, применялись и другие формы реагирования. Но, как свидетельствуют архивные материалы и воспоминания участников тех событий, методы, применяемые советскими властями на строительстве спец объектов вызывали у местного населения недовольство, протестные настроения и действия, что в свою очередь вело к усилению репрессивных мер. Особое внимание уделялось наказанию за уклонение от выполнения труд гуж повинности и нанесение побоев должностным лицам, которые вручали повестки. [14]  Эти формы были распространены во всех районах области. В Сопоцкинском районе выдавались ложные медицинские справки об освобождении по состоянию здоровья. Не менее распространенным был уход заграницу. За эти нарушения наступала ответственность в соответствии со статьей 94 Уголовного кодекса БССР. К 1 мая 1941 г. по Белостоцкой области за невыполнение заданий по спец строительству было осуждено 138 человек. Из них к лишению свободы до года – 9 человек, от 1 до 2 лет – 52, от 2 до 3 лет – 37. К исправительно-трудовым работам на общих основаниях приговорили 26 человек, условно осудили 14 и оправдали 25 человек.  [15]

Не смотря на принимаемые меры, такие негативные явления как неразбериха, нерасторопность, плохое взаимодействие военных и гражданских властей, нарушение планов выхода рабочей силы, поставок оборудования и вооружения, низкое качество работ, саботаж и предательство имели место на объектах военного спец строительства до самого начала войны. 14 мая 1941 г. на заседании ЦК КП (б) Б с докладом "Об обстановке на границе и состояние войск округа" выступил с докладом командующий ЗапОВО генерал армии Д.Г.Павлов. Было принято решение об ускоренном строительстве укрепрайонов и аэродромов. ЦК потребовал от обкомов и райкомов партии усиления бдительности, оперативного решения всех вопросов, приведения в состояние мобилизационной готовности предприятий, учреждений, колхозов и населения, оказание немедленной практической помощи войскам при любых их обращении. [16]  В середине мая 1941 г. приграничные округа получили указания о форсировании строительства укрепленных районов на новой границе, а спустя месяц, 16 июня ЦК ВКП(б) и СНК СССР вынесли специальное постановление «Об ускорении приведения в боевую готовность укрепленных районов». [17] На следующий день, 17 июня, в Белостоке состоялись пленум обкома партии и закрытое совещание секретарей райкомов, председателей райисполкомов, заведующих военными отделами и начальников строительства объектов НКВД и НКО, где были обсуждены мероприятия форсированного строительства военных объектов. [18]

       Таким образом подготовка будущего театра боевых действий против Германии легла тяжелым материальным и моральным бременем на плечи местного населения. Можно с уверенностью сказать, что спец строительство вместе с депортацией населения, кадровой политикой, мерами предпринимаемые в сфере экономики, образования и культуры явилось важным элементом общей политики “советизации”, которую проводили партийные власти на территории западных областей в предвоенный период.

Ссылки:

1.      Хорьков А.Г. Укрепленные районы на западных границах СССР // Военно-исторический   журнал. --  № 12, 1987. – С. 50.

2.      Государственный архив общественных объединений Гродненской области (далее ГАООГО). Фонд 6195, опись 1, дело 191, л.124.

3.      Там же,  л. 102.

4.      Там же.

5.      Платонов Р. Накануне. // Белорусская нива. 15 июня 1994.

6.      ГАООГО, ф. 6195, оп.1, д. 165, лл. 1 – 3.

7.      Там же, д.457, лл.122 – 123.

8.      Там  же, д. 457, лл.122 – 124.

9.      Там же, д. 191, лл.17 – 21,  68 – 70.

10.  Там же, д. 191, л.139.

11.  Там же,  д. 457, лл. 107, 154,  164.

12.  Там же, ф.8, оп. 22, д. 11,  л.162.

13.  Там же, ф.6195, оп.1, д.460, лл.169 – 170об.

14.  Там же,  д.191, л.139-140, д.187, л.97-99.

15.  Там же, д.187, л.121.

16.  Платонов Р. Указ. соч.

17.  История Коммунистической партии Советского Союза.Т.5, кн.1. – М., Издательство политической литературы. 1970. -- С.144.

18.  ГАООГО, ф.6195,  оп. 1,  д.191, лл. 166 – 168,  д. 451,  лл. 24 –  46.

{moscomment}



 
След. >