" />
 
Home arrow Fortifications of Belarus  
Понедельник, 18 Декабрь 2017
Main Menu
Home
About Project
Fortifications of Belarus
Military History
Expeditions
Gallery
Forum
Library
Members
Contact Us
News
Sitemap
Links
Download
Random Image from our Gallery

Старая Граница - август 2009г
Комплекс "Старая Граница"
Комплекс "Старая Граница" возле д. Станьково. Реконструкция ДОТа №1 Минского укрепрайона.
Фото: В. Тадра, август 2009г.

Случайная фотография из Галереи:

Stalin Line - Old Photos
ДОТ по проекту инжинера Белинского

Уникальная фотография одного из четырех построенных в районе Полоцка огневых сооружений по проекту инжинера Белинского. В этих сооружениях огневые амбразуры располагались в два яруса. Также отчетлива видна маскировочная раскраска сооружения. В настоящее время все сооружения этого типа полностью или частично разрушены.

Источник: Украинский форум любителей истории и фортификации


Наши партнеры:

Биографическая справка о И.О. Белинском Print E-mail
User Rating: / 3
PoorBest 
Пятница, 11 Апрель 2008
<< Start < Prev 1 2 3 Next > End >>

       В штабе Красной Армии к разработке проблем фортификации границ советских республик приступили в начале 20-х гг., фактически сразу после окончания гражданской войны. Появился ряд теоретических разработок, которые стремились определить концептуальную направленность военно-инженерного обеспечения СССР в случае войны. В 1920 и 1922 гг. вышли труды военного инженера Г.Г.Невского «Вопросы заблаговременной подготовки страны в инженерном отношении» и «Опыт исследования современных форм заблаговременного укрепления». В 1923 – 1924 гг. И.О.Белинский публикует ряд статей, в которых прокладывались пути к совершенно новому принципу построения долговременных фортификационных систем – «Взгляд на современное значение крепостей», «Крепость – долговременно укрепленный лес», «Не «сверхказематы», не вглубь земли, а облегченные постройки в лесу», «Казематы без стен и фундаментов», «Лесная броня». В статье «Крепость – долговременно укрепленный лес» он высказал свое видение будущей формы фортификационного укрепления государства: «…Между для достижения успеха в предстоящей войне, какой бы она не явилась – наступательной или оборонительной – нам необходимо иметь крепости, и поэтому, неотложной задачей настоящего момента является практическое разрешение вопроса об осуществлении такой крепости, которая, во-первых: соответствовала бы природным свойствам нашей страны, большей частью равнинной и лесистой, а во-вторых: была бы выполнима при современном состоянии технических и финансовых средств Республики; для этой последней цели крепость должна представлять из себя в фортификационном отношении тот минимум, который допустим для нее как для крепости, в тоже время за ней должна быть обеспечена возможность совершенствования в будущем вместе с прогрессом атаки, усилением нашей заводской техники и укреплением финансов.

       Таким образом, в проектируемой крепости мы должны пока отказаться от развития ее полной фортификационной мощи (хотя осуществления ее вполне возможно, как это показала ожесточенная борьба бетона и стали с современной крупнокалиберной артиллерией в Вердене и Осовце) и приблизить к новому могучему средству обороны – к маскировке в самых широких размерах. Это и приводит меня к мысли о создании долговременно укрепленных лесов, вместо прежних открытых крепостей».

       Для осуществления своей мысли инженер Белинский предлагал превратить весь избранный для крепости район в лесную площадь путем пересаживания деревьев из окрестных рощ и лесов, для добавления их к существующим в крепостном районе. Одновременно с составлением проекта крепости и всех его элементов разрабатывается план насаждения деревьев с таким расчетом, чтобы получился сплошной обстрел пулеметным (или как он называет «машинным») огнем, как по всей лесной площади района крепости, так и местности перед его опушкой. Всю силу «крепости-леса» автор видел именно в том, чтобы можно было стрелять между рядами деревьев, укрываясь их кронами, вдоль аллей, лучеобразно расходящихся от пулеметных казематов. Деревья, расположенные в 6 м одно от другого, будут почти касаться своими ветвями и летом совершенно скроют все находящиеся под ними, а зимою, даже при лиственном лесе создадут малопроницаемую для воздушного наблюдения сетку из ветвей. При этом должна быть применена и искусственная маскировка всех крепостных сооружений. После такой предпосылки автор предлагает общую схему крепости-леса, приводит схему главной позиции и ее детальное устройство, включая разработанную им конструкцию двухэтажной башни на восемь пулеметов.

       Безусловно, предложения Белинского вызвали дискуссию в среде военных теоретиков и практиков. Так В.В.Яковлев и Н.И.Шмаков отмечали, что для некоторых частных случаев может быть принята идея о «силе леса», а башни Белинского, в несколько измененном виде, смогут найти себе практическое применение в качестве «огневых точек». Действительно, в дальнейшем несколько экспериментальных башен Белинского были построены в Полоцком укрепрайоне.

       Точка в этой дискуссии была поставлена статьей К.И.Величко «Боевая ценность «крепости-леса» в журнале «Военная мысль и революция». Рассмотрев все составляющие проекта своего ученика, самый наверное авторитетный на то время советский инженер-фортификатор пришел к мнению, что: «резюмируя в критической оценке проекта «крепости-леса» Белинского, нельзя не отметить, что, возымев, счастливую и соблазнительную мысль использовать растущий в пределах избранного для крепости стратегического фронта, или если леса нет на лицо, то насадив такой путем пересадки взрослых деревьев, автор решил задачу чрезвычайно неудачно как в целом, так и в деталях.

       …«Крепость-лес» Белинского обречена на заведомо пассивную оборону, придающую ей до крайности узкую стратегическую роль не выше крепости-заставы в каком-либо лесном или горном дефиле. Она не может принять на себя на время хотя бы часть полевых войск для придания ей требуемой активности, так она тесна.

       …«Крепость-лес» Белинского являет собой пример сплошной маскировки на ограниченном пространстве. В таком случае, по моему мнению, это не маскировка, а «демаскировка», демаскировка прежде всего центра того круга, какой являет в данном случае лес Белинского. А в центре-то этом и сосредоточены все жизненные части крепости, в нем душа обороны.

       Если И.О.Белинский неудачно спроектировал, по моему мнению «крепость-лес», то выявленная им «сила леса» да послужит импульсом к приступу эксплуатации наших лесных богатств в военном отношении».

       Несмотря на отрицательное заключение, очевидно, что именно работы Г.Г.Невского и И.О.Белинского положили начало длительной работе коллектива советских фортификаторов, приведшей к созданию принципиальной схемы укрепленного района (УРа). Эти статьи закрепили за Иваном Осиповичем Белинским почетное место в истории военно-инженерного искусства, как одного из зачинателей и творцов современной долговременной фортификации.

       В середине 20-х гг. внимание И.О.Белинского привлекает совершенно новая для того времени отрасль военно-инженерного дела – инженерные мероприятия противовоздушной обороны. В 1926 г. появляется его первая статья «Расчет построек, подверженных действию авиабомб», в 1929 г. – «Определение статических нагрузок, эквивалентных удару взрывных газов». Теоретические разработки по противовоздушной обороне привели военного инженера Белинского на работу в качестве старшего инженера спецотдела ЦНИПС и Главэнерго, где он занимался практическими вопросами ПВО гражданских объектов.

       В мае 1932 г., после воссоздания в Москве Военно-инженерной академии, И.О.Белинский был назначен старшим преподавателем кафедры фортификации. Тут ему пришлось читать курс «Инженерные мероприятия ПВО», который в 1935 г. вышел в качестве пособия для слушателей академии под названием «Инженерные средства ПВО промышленных предприятий». В 1939 г. Иван Осипович Белинский, которому было уже 63 года, защищает диссертацию по инженерным мероприятиям ПВО. Бригинженер Белинский стал одним из первых военных инженеров, получивших ученую степень (кандидата технических наук) после их введения в СССР в средине 30-х гг. ХХ в. Диссертация стала итогом его работ в области инженерных мероприятий ПВО, в которой ему принадлежит почетная роль первопроходца.

       С началом Великой Отечественной войны И.О.Белинский принял активное участие в подготовке Москвы к обороне: консультировал устройством убежищ, руководил возведением укреплений на окраинах Москвы. Осенью 1941 г. вместе с коллективом Военно-инженерной академии он эвакуировался в г.Фрунзе, где продолжал подготовку офицеров инженерных войск для действующей армии. По заданию Средне-Азиатского военного округа полковник Белинский принял участие в рекогносцировке участка советско-иранской границы и подготовил предложения по созданию там укреплений.

       В 1943 г. Ивану Осиповичу Белинскому было присвоено воинское звание генерал-майор инженерно-технической службы. Одновременно он был назначен начальником кафедры «Фортификация, маскировка и инженерные мероприятия ПВО» в новом учебном заведении – Высшим военно-инженерном строительном училище (ВВИСУ) в г. Москве. Эту кафедру он возглавлял более полутора лет, а в октябре 1944 г. в связи с ухудшением здоровья по личной просьбе был переведен на должность старшего преподавателя. 25 августа 1945 г. Иван Осипович Белинский увольняется из рядов Советской армии в отставку по возрасту. За многолетнюю службу в рядах Вооруженных сил он был награжден орденами Ленина (1944 г) и Красного Знамени (1945) .

       Как мы уже отметили выше, вековой юбилей генерала И.О.Белинского не прошел не замечаным. Откликнулись на него многие газеты, за многолетний труд он был удостоен государственной награды – ордена Трудового Красного Знамени. Сам юбилей отмечался в домашнем кругу, с друзьями и учениками. Иван Осипович был женат на Александре Андреевне Фрейганг (умерла в 1952 г.) и у них было трое детей – сын и двое дочерей. Сын Дмитрий Белинский, инженер-дорожник, с первых дней Великой Отечественной войны находился в частях действующей армии и погиб, выполняя задание по подрыву моста. За время отсутствия И.О.Белинского в Москве, домовой комитет вселил в его квартиру посторонних людей и весь домашний архив пропал. По словам Белинского в нем находились многочисленные документы, чертежи, фотографии, расчеты (в том числе и по Брестской крепости). Сохранилась рукопись воспоминаний генерала Белинского «Воспоминания военного инженера», которые, к сожалению, не опубликованы.

 

Информация:  Вот так служба nacekomih.net уничтожает клопов

 



Last Updated ( Четверг, 05 Май 2011 )
 
< Prev