" />
 
Главная  
23.10.2017
Главное Меню
Главная
О проекте
Фортификация Беларуси
Военная история
Экспедиции
Галерея
Форум
Литература
Участники проекта
Контакты
Новости
Карта Сайта
Ссылки
Скачать
Случайная фотография из Галереи:

ИКК Линия Сталина 6мая 2007г - Часть третья
ИКК Линия Сталина 6 мая 2007г
Военная реконструкция на ИКК Линия Сталина 6 мая 2007г. Автор: Томаш Каменский (Чехия, Прага)
Случайная фотография из Галереи:

Часть первая
Немецкие укрепления ПМВ у дер. Внуки Мядельского р-на
Немецкие укрепления ПМВ у дер. Внуки Мядельского р-на. Одно из разрушенных укрытий. Автор: В. Богданов, ноябрь 2007г.

Наши партнеры:

Последние новости
Последние сообщения на форуме
Воинские захоронения Первой мировой войны на территории Беларуси: современное состояние Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 24
ХудшаяЛучшая 
06.06.2008
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 Следующая > В конец >>

 

Общий анализ современного состояния воинских кладбищ и мест захоронений Первой мировой войны.

Итого, из примерно 200 осмотренных воинских кладбищ и мест захоронений Первой мировой войны, чуть более 100 находятся в хорошем и удовлетворительном состоянии – большинство из них восстановлены, обустроены, за ними осуществляется уход. 

Однако это составляет только около половины от общего числа. Остальные кладбища в той или иной степени можно отнести к категории проблемных. Они либо заброшены, либо не обозначены как места захоронений, некоторые находятся под угрозой полного исчезновения.

Одной из главных проблем сегодня является несанкционированный раскоп кладбищ и могил. По моим наблюдениям, разрытые могилы ныне имеются примерно на 30 кладбищах Первой мировой, в основном расположенных в лесах.

На мой взгляд, это большая цифра (15% от общего числа) и серьезная проблема, имеющая общественное значение.

По существу, сегодня, в мирное время, в республике действуют мародеры, которые продолжают грабить мертвых солдат. Для них нет разницы, в чьих могилах рыться – копают и немецкие кладбища, и российские. О моральных, этических нормах в данном случае говорить не приходится. Однако тревогу вызывает само общество, которое не ведет активной борьбы с таким уродливым явлением.

При обсуждении этой темы часто приходится слышать о сложностях привлечения к ответственности «копателей» в связи с тем, что, как правило, копают на кладбищах, которые официально нигде не числятся и историческими памятниками не являются.

Возможно, это и так, но лишь отчасти. Большинство воинских захоронений все же известны, но до сих пор никак не обозначены. Разумеется, процесс восстановления и обустройства таких мест – процесс дорогой и не такой быстрый, как хотелось бы. Так, может быть, тому же Министерству обороны или Департаменту по охране памятников Министерства культуры имело бы смысл разработать недорогой типовой знак, который можно было бы устанавливать в подобных местах. Это позволило бы, во-первых, обозначить воинские захоронения, находящиеся под угрозой исчезновения, во-вторых, предупредить «копателей» о возможной ответственности.

Насколько мне известно, аналог такого знака – «воинское захоронение №…» уже существует, однако видеть его приходилось пока лишь там, где кладбища уже восстановлены, и где его охранная функция скорее условная.    

У проблемы «копательства» на кладбищах есть и еще один аспект.

Не однажды приходилось участвовать в обсуждении такого вопроса, как обращение с информацией о малоизвестных местах захоронений. В частности, широко распространено мнение, что в целях защиты военных захоронений от современных вандалов данные о них не стоит предавать широкой огласке. Было время, когда я также был этим солидарен. Однако целый ряд случаев из практики дает основания взглянуть на эту проблему по-другому.

В частности, три года назад с помощью бывшего лесника удалось обнаружить кладбище российских солдат в лесу в 3-х км от деревни Слайковщина Воложинского района (не путать с немецким кладбищем рядом с деревней, восстановленным в конце 1990-х Народным Союзом Германии). О небольшом заброшенном кладбище, где сохранилось несколько бетонных надгробий, никогда прежде слышать не приходилось, ни в одном из доступных источников оно не упоминалось. Тогда информацию о находке решено было нигде не обнародовать.

А когда через год, в мае 2006-го года довелось вновь посетить это место, кладбище оказалось раскопанным, причем самым варварским способом – надгробные плиты сброшены в раскопанные могилы, человеческие останки, фрагменты захоронений были разбросаны повсюду.  

Из примеров несколько иного рода – большое немецко-российское кладбище недалеко от деревни Микелевщина Мостовского района, где довелось побывать в апреле 2007 г. В лесу у дороги, где захоронения находятся на довольно большой площади, местами казалось, что вырыты едва ли не все могилы. Причем было видно, что копают там постоянно: рядом со старыми, засыпанными хвоей раскопами соседствовали совсем свежие. Но поразила даже не эта картина, а то, что местные жители, с которыми удалось поговорить, рассказывали о «копателях» как о совершенно обыденном явлении: «да ходят тут постоянно, с приборами своими, с лопатами…». То есть, складывается впечатление, что у местного населения уже утрачено понимание того, что эти люди делают нечто запретное, преступное.

К сожалению, это не единичный пример, с таким отношением на местах приходилось сталкиваться не однажды. Прискорбно признавать, но в ряде мест даже среди местных жителей забытые воинские могилы значительно обесценились как моральная, неприкосновенная категория.

На мой взгляд, такое положение дает основания сделать вывод о том, что сейчас бороться с этим явлением следует, в первую очередь, на информационном уровне. Замалчивание сведений о подобных местах не способно защитить заброшенные кладбища – напротив, оно играет на руку тем, кто приходит туда с лопатой.  

С другой стороны, в результате замалчивания информации широкая общественность и исполнительные органы на местах остаются в неведении относительно расположенных на их территории объектов, которые по своей сути являются историческими памятниками, но формально пока не имеют этого статуса.

Как мне представляется, в этом плане положение значительно могли бы исправить средства массовой информации как республиканского, так и регионального уровня. Если бы о кладбище у той же Слайковщины раз-другой упомянули хотя бы в районной прессе, если бы в соседних деревнях о нем знали большинство жителей, а не считанные единицы – то случившегося могло и не быть. С помощью СМИ можно было бы поднять значимость подобных мест в глазах местных жителей, и деревенское население хотя бы условно, но присматривало бы за таким местом.

Кроме всего, прочего, чтобы прекратить споры на эту тему, давайте просто внимательнее посмотрим на имеющуюся статистику. Напрашивается очевидный вывод: скрывать уже практически нечего – практически ВСЕ заброшенные кладбища Первой мировой войны в той или иной мере УЖЕ РАСКОПАНЫ. Так, может, именно публичные мероприятия, подобные нынешней конференции, внимание к проблеме со стороны СМИ помогут остановить дальнейшее надругательство над жертвами той войны, в том числе над нашими предками?

И последнее. Горько осознавать, но пока каких-либо государственных мемориалов, посвященных той “неизвестной мировой”, у нас не создано. Однако в последние годы положение все же меняется, событиям и памятникам первой мировой уделяется все большее внимание, все более заметна работа энтузиастов на местах, эта тема чаще обсуждается в СМИ. Нынешняя конференция также подтверждает, что положительные сдвиги все же происходят. Будем надеяться, что со временем события, значения и памятники Первой мировой войны займут в общественном сознании место, адекватное ее значению в мировой истории. Это и станет наилучшим мемориалом тем событиям.

{moscomment}

 



 
< Пред.