" />
 
Home arrow Military History arrow Contact us  
Воскресенье, 17 Декабрь 2017
Main Menu
Home
About Project
Fortifications of Belarus
Military History
Expeditions
Gallery
Forum
Library
Members
Contact Us
News
Sitemap
Links
Download
Random Image from our Gallery

Сморгонь: перед парадом
Сморгонь: бивак в городском парке
Военно-историческая реконструкция ПМВ в Сморгони 10 сентября 2011, парад участников и бивак в городском парке. Фото: В. Тадра
Случайная фотография из Галереи:

Molotov Line - old photos
Gun / MG bunker on Molotov Line captured by German soldiers
German soldiers near Soviet gun / MG bunker

Наши партнеры:

В. Фогель Барановичи 1916 Часть III Print E-mail
User Rating: / 2
PoorBest 
Вторник, 03 Март 2009
<< Start < Prev 1 2 3 Next > End >>

Короткое затишье и немецкая контр-атака.

 

12 июля в 6 часов вечера генерал-лейтенант ф. Верниц вступил в командование частями австрийского участка к югу от дивизии Война, от дороги Городище-Высорок до Колычевского озера. Началась смена и резервных австрийских частей: сильно пострадавшей 16 австрийской дивизии частями немецкой 86 пехотной дивизии... Этим путем предполагалось укрепить пострадавший фронт и в случае возобновления атак противника тут налицо имелись бы свежие части. На возобновление действий противника следовало рассчитывать. Пленные говорили о прибытии новых подкреплении в числе трех новых корпусов.

На участке Барановичи-Городище, предполагаемом целью нового наступления, отдельный отряд Войрша располагал семью дивизиями в первой линии (из них полторы дивизии австрийских). Во второй линии немного свыше 1,5 дивизий в качестве разерва, всего около 8,5 дивизий против 20-27 русских дивизий. Во всяком случае нужно было считаться с затяжным характером операции в связи с сильнейшим огнем артиллерии и минометов. Ежедневные потери преимущественно на фронте XII армейского корпуса указывали на то, что противник приступил к нужной подготовке. При ведении таких боев понадобится смена находящихся в передовой линии частей другими с целью удержаться. Для этого резерв отдельного отряда недостаточен, ибо значительная часть его пошла для смены австрийского фронта и пришлось бы лишиться последних ударных частей. И хотя отчасти хватит и наличных сил для ведения предполагаемого боя, но все же следовало заблаговременно принять меры для формирования резервной дивизии, которую и держать наготове{13}. Части, находящиеся в распоряжении отдельного отряда, в качестве главного резерва, вошли в подчинение генерал-лейтенанта ф. Дикгут-Гаррах, начальника Данцигской дивизии в районе Баранович. Они, главным образом, составлялись из 344 пехотного полка, 33 ландверного полка, полка "Глогау", команд велосипедистов и артиллерии. Задачей этих сил было с одной стороны усилить боеспособность ландверного корпуса в случае новых атак путем вливания для контратаки с другой стороны для увеличения резервов в случае крайней нужды у дивизии Бредова и на правом фланге 4 ландверной дивизии. Дни 12-14 июля были днями временного затишья. Все указывало на то, что противник нуждается в покое для проведения перегруппировки и подвода подкрепления. Нужно было использовать время: генерал Война решил контратакой вернуть потерянную у Скробова позицию. 5 резервная дивизия занимала позицию на открытой местности. Не было укрытий, а искусственные препятствия не были еще особенно сильны. Поэтому ежедневные потери этой дивизии были довольно чувствительны, и было бы желательно неожиданной атакой вернуть старую позицию у Скробова. При обсуждении этого вопроса, начальник отдельного отряда подчеркнул, что атака может быть предпринята лишь в случае полной невозможности дальше удержаться на теперешней необорудованной позиции. Вопрос чести - возврат потерянной позиции - нужно было откинуть, следовало считаться лишь с тактической необходимостью. 14 июля, после обеда, 35 австрийская дивизия произвела демонстрацию на северном фланге корпуса, которая заставила противника израсходовать большое число снарядов и приковывала его к месту в течение трех часов, но до его искусственных препятствий дивизия дойти не смогла. После сильной артиллерийской подготовки, начиная с 5 часов вечера, пехота дивизии Война подходила к русской позиции у Скробова. Полковнику Гропп, командиру 170 ландверной бригады, была поручена пехотная атака. После трехчасовой артиллерийской подготовки оба крыла одновременно должны были наступать, доведя наступление до 1 линии{14}, и ни в коем случае не за нее.

В то время, как наступающий на юге 48 резервный пехотный полк, вследствие огня русских не мог продвинуться вперед и должен был уклониться от сильной контратаки, 8 бранденбургскому резервному пехотному полку, наступавшему на левый фланг, удалось прорваться и укрепиться на некогда австрийской передовой линии. Шаг за шагом, полк, при грозе и ливне, выполнил свою серьезную задачу и вечером дошел до так называемой I позиции{15} между имением Скробово и изгибом Сервеча, поддержанный пехотным и пулеметным огнем примыкающей к нему дивизии, Пэльнера. Несмотря на тяжелые потери, бранденбуржцы взяли в плен 11 офицеров, свыше 1.500 солдат и 11 пулеметов. Утомленные, но непоколебимые части полка отбили 2 атака противника на вновь занятую позицию, которые противник предпринял утром и в полдень 15 июля. Был достигнут частичный успех, доказавший противнику, что ни длительные массовые атаки, ни длительный ураганный огонь не в силах были поколебать духа армии

От дальнейшего развития успеха дивизия Война должна была отказаться, так как "если 5 резервная дивизия и 86 пех. дивизия полагают, что они в состоянии удержать настоящую позицию, то атака вообще стоит много лишней крови". Если дивизия придерживается взгляда, что путем отделки 2 позиции понесет меньше убыли, чем при новой атаке, то командующий придерживается взгляда отказаться от дальнейших атак". Нужно было беречь имеющиеся силы, беречь каждого отдельного человека для отбития новых атак противника. Гарантией успешности защиты была безусловная стойкость всего фронта. Все же... "каково бы ни было решение генерала ф.-Война, Начальник Отдельного Отряда берет ответственность на себя".

Генерал ф.-Война согласился с мнением командующего и решил всеми силами укрепиться на занятой позиции, не бросив однако мысли о возврате всей Скробовской позиции в удобный для этого момент. Итак, примыкая к 86 пехотной дивизии, приступили к отделке и устройству надежных препятствий.

Главнокомандующий принц Леопольд Баварский выразил доблестным частям 5 резервной дивизии и особенно геройскому 8 бранденбургскому полку особую благодарность "за беспримерную храбрость, с которой, несмотря на тяжелые потери, выполнена боевая задача". Хотя и не удалось отбить у русских всей позиции, все же успех был значительный, особенно в моральном значении. Пусть противник призадумается, если у него появится желание снова штурмовать позицию. Чудный дух наступающих и 24.000 русских трупа, которые легли за последние дни только лишь перед австрийским фронтом, были хорошим уроком противнику.

И действительно, противник отказался от дальнейшего наступления на месте прорыва. По словам пленных 9 русский корпус перешел на юг в районе Барановичи; во время артиллерийской перестрелки на австрийском участке наблюдалось отсутствие орудий тяжелого калибра, которые видимо также были переброшены на юг.

Опять наступили дни сравнительного затишья. Напрасно противник пытался отбить, взятые у него вечером 14-го участки в районе Скробова. 8 полк был наготове и отбивал все атаки. Заградительным огнем, а затем прямо ручными гранатами противник был отбит и понес чувствительные потери. При этом одной из рот 8 полка удалось при преследовании занять впереди лежащую высоту, которая вошла в нашу позицию. Одновременно и соседние дивизии ф.-Верница и Цельнера отбивали повторные, подготовленные артиллерией атаки.

 

Новая подготовка русских к переходу в наступление.

 

Тем временем со дня на день усиливалось впечатление, что у русских идет подготовка нового большого наступления. В то время, как перегруппировка частей указывала на атаку с их стороны фронта ландверного корпуса были и другие данные, указывающие на возможность боев на южном фронте армии. Поступили донесения из 35 резервной дивизии о том, что, видимо, 33 дивизия сменена 21-м корпусом, а прежде стоящая там 83 дивизия отодвинута 31 корпусом на юг; стоявшая до сего времени против левого фланга дивизии Бредова 112 русская дивизия, уход которой нами был замечен, видимо, также ушла на юг. Усиление огня противника в районе Телеханы у 35 резервной дивизии Бескидского корпуса 18 июля подтвердила эти предположения. Лихорадочные окопные работы с обеих сторон Телехан и Выгонощ усилили впечатление, что противник действительно готовится к наступлению и в этом месте. Считаясь с этой возможностью, 121 пехотная дивизии из Брест-Литовска была передвинута в район в 25 километра к юго-западу от Барановичей.

Наша воздушная разведка, работавшая с большим рвением и увлечением для сбора возможно исчерпывающих сведений о положении в районе противника, доставляла нашему командованию ценные дополнительные и подтверждающие ранее поступившие сведения. Перед фронтом Бескидского корпуса, вдоль лесов к востоку от Выгоновского озера были замечены сборные пункты колонн, обширные биваки, а по дорогам двигались сплошной цепью обозы, направляясь на юг. И по дороге из Выгонощан на восток замечалось большое движение войск и повозок.

По некоторым данным можно было заключить о присутствии в районе к юго-востоку от Выгонощан двух дивизий. Неутомимые летчики заметили присутствие казачьей дивизии к востоку от Выгоновского озера и подтвердили, что к северо-востоку от Логишина прибыл 4 сибирский корпус.

Итак общее положение к 22 июля было следующее:

Без сомнения противник готовился к новому большому наступлению, которое, вероятно, предполагается начать после сосредоточения сил у Огинского канала против участка Гронау и далее к югу. Одновременно с атакой южного фланга отдельного отряда нужно было ждать и возобновления атаки на фронте ландверного корпуса. Противник видимо решился начать с атаки в лоб на фронте Барановическом, а атакой правого фланга его думал охватить этот фронт. Хотя дожди последних дней и затруднили бы движение на фронт Огинского канала и казалось, что оно было невыполнимо на юго-восточной части фронта 47 резервной дивизии, все же местность перед фронтом 35 резервной дивизии в общем была еще проходима. Ввиду перегруппировки противника, переход в наступление на этом фронте был не только возможен, но вполне вероятен. Оставалось под сомнением: будет ли австрийский фронт целью новых атак? Во всяком случае нужно было на протяжении всего фронта укрепить свои позиции, чтобы спокойно встретить неприятеля. Но в эти дни ожидания опять повторилось уже знакомое: положение частей Линзингена требовало новых подкреплений, 121 дивизия, стоявшая к юго-западу от Баранович, должна была уйти на Ковель: нужно было принять все меры для извлечения из фронта только что занявшей позицию 86 дивизии, чтобы в случае надобности направить и ее в помощь сильно угрожаемым частям группы Линзингена. Участок, занятый этой дивизией, должен был теперь занять генерал лейтенант ф.-Дикгут-Гаррах, а на его место назначался командующим армейским резервом в Барановичах генерал лейтенант ф.-Крамс. С тяжелым сердцем проводило высшее командование 26 июля 6 батальонов 86 дивизии (ф.-Верниц). А положение группы Линзингена стало действительно угрожающим: уже в начале третьей недели июля стали замечаться предвестники нового, общего наступления на Ковель. Против участка Линев - Цубильно-Тростынь и к северу, - генерал Брусилов на громоздил дивизию на дивизию; тут стояли 23, 34 русские дивизии, 1 и 2 гвардейские корпуса с тремя кавалерийскими дивизиями. Генерал Безобразов пожелал, как победитель, во главе гвардии войти в Ковель и открыть дорогу на Брест-Литовск. Русская гвардия, со времени сентябрьских боев 1915 г. под Вильной, не принимала участия в боях. Продолжительный отдых, исключительно хороший состав и вооружение снова сделали ее образцовыми частями русской армии, которым предстояло прорвать почти разбитый фронт у Ковеля. Значит, в распоряжении русского командования было: 10 пехотных полков по четыре батальона, в общем 64 вполне отдохнувших за 9 месяцев от войны батальонов Около 70.000 человек в передовой линии, свежих, снабженным всем необходимым. Разве может быть сомнение в успехе? Русская гвардия ждет приказа о переходе в наступление.

Опять мы видим в этом положении внутреннюю связь русских операций на фронте Линзингена и Войрша. Либо тут, либо там, либо одновременно на обоих фронтах найдется то слабое место, которое допустит стратегический прорыв и этим решит положение на восточном фронте. Поэтому нечего щадить людей. Еще раз - в последний раз надо поднатужиться. Мы должны войти в Ковель, мы должны взять Барановичи. Этим откроем себе путь победы на запад.

{1}Подготовка началась не в 4, а в 7 час. утра. Прим. ред.

{2}Вначале наше наступление было успешно; левый фланг XXV корпуса, IX корпус и правый фланг Х-го овладели 1-2 укрепленными линиями и рядом местных предметов; однако к вечеру противник контратаками восстановил положение. Прим. ред.

{3}48 зап. дивизия (Цельнер) XXV зап. корп.

{4}Автор умалчивает о том, что в этот день русскими войсками было взято в плен 72 офицера и 2700 солдат и испорчено 11 неприятельских орудий. Прим. ред.

{5}В стратегическом очерке войны 1914-1918 г., составленном Клембовским, об этом факте не говорится. Прим. ред.

{6}У нас уже к вечеру XXXV корпус вошел в линию IX. Ночью была произведена довольно сложная перегруппировка ударных частей, имевшая целью увод в резерв наиболее пострадавших, с заменой их свежими и новую нарезку участков с назначением нескольких новых участковых начальников. Прим. ред.

{7}По нашему описанию (часть 5), артиллерийская подготовка началась с утра., а штурм только в 18 часов, продолжавшийся и часть ночи с 4 на 5 июля. В центре IX корпус и части вступившего в бой III Кавк. корпуса к утру 5 числа взяли небольшой участок и 2 линии окопов в районе Дробыши и замок; на остальном ударном фронте бой шел с переменным успехом. В ночь с 5 на 6-ое опять была произведена перегруппировка. Прим. ред.

{8}Утром 6-го июля, согласно приказанию Рагозы, следовало начать артиллерийскую подготовку, а по окончании ее штурм. Однако главнокомандующий признал такой способ действий слитком торопливым, не обеспечивающим успеха атаки, а потому приказал для спокойной перегруппировки отложить атаку до 7 июля. Прим. ред.

{9}Характерно, что в своем описании этих дней В. Н. Клембовский (вып. 5), говорит, "что противник не усилил ни одной частью свои войска в Барановическом районе, точно угадав, что здесь серьезная опасность ему не угрожает". Как плохо были мы осведомлены о критическом положении немцев. Прим. ред.

{10}Такого полка в этом районе не было. Прим. ред.

{11}Не было никакого основания, ибо он был под Ригой. Прим. ред.

{12}Эти цифры не соответствуют действительности. Прим. ред.

{13}Оценка положений отдельного отряда Войрш 12 июля.

{14}Правое крыло: командир полковник ф. Люцов с 12 и 48 резервными пехотными полками. Левое крыло: командир майор Рорбек с 48 резервным пехотным полком и 21 егер. рез. дивизионный резерв. Командир майор ф. па Шевалери с 19 ландверным пехотным полком. Армейский резерв (в распоряжении дивизии в случае атаки) командир полковник Вейн; командир 42 пех. полка с 42 пех. полком.

{15}Передний окоп, потерянный 3 июля австрийской позиции.

 

{moscomment}

 



Last Updated ( Вторник, 03 Март 2009 )
 
< Prev   Next >