" />
 
Главная arrow Фортификация Беларуси arrow Советская фортификация arrow Линия Сталина  
19.10.2017
Главное Меню
Главная
О проекте
Фортификация Беларуси
Военная история
Экспедиции
Галерея
Форум
Литература
Участники проекта
Контакты
Новости
Карта Сайта
Ссылки
Скачать
Случайная фотография из Галереи:

Карты МииУРа с ИКК Линия Сталина
Карты МиУРа с ИКК Линия Сталина
Карта Минского укрепрайона на стендах ИКК "Линия Сталина", БРО IX
Случайная фотография из Галереи:

Парад участников и бивак в городском парке
Военно-историческая реконструкция ПМВ в Сморгони 10 сентября 2011
Военно-историческая реконструкция ПМВ в Сморгони 10 сентября 2011, парад участников и бивак в городском парке. Фото: В. Богданов

Наши партнеры:

ДОЛГОВРЕМЕННЫЙ СУХОПУТНЫЙ ФРОНТ СССР (1927-1939) Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 5
ХудшаяЛучшая 
28.08.2007
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>

0 трудностях, объективных и разных

    В заключение нельзя не сказать об условиях, в которых происходило строительство укрепрайонов.    Основная часть перевозок выполнялась гужевым транспортом. Добиваясь выделения шести тракторов «Путиловский фродзон» для оборонительного строительства, заместитель Наркомвоенмора И. С. Уншлихт писал в феврале 1930 г. в Высший Совет народного хозяйства (ВСНХ) РСФСР: «Приходится затрачивать большие суммы, нанимая транспорт у крестьянского населения, которое, используя свое положение, диктует цены на транспорт нашим строителям и этим удорожает работы». И разъяснял далее: «Применение тракторов в строительстве даст значительную экономию, которая имеет колоссальное значение при ограниченных кредитах». Получило ли ВСУ требуемые трактора, выяснить не удалось. В это же время ВСУ обратилось в Штаб РККА за выделением для строительства укрепрайонов трех легковых и десяти полуторатонных грузовых машин. Штаб своей властью выделить необходимую технику не смог и обратился к Уншлихту, который распорядился, чтобы автомобили выделило Управление механизации и моторизации РККА. Управление же ответило: «Не представляется возможным» и указало, что на строительстве УРов уже задействованы пять легковых автомобилей (типов «форд-Т», «форд-А» и «делоне-бельвилль») и целых два грузовика: полуторатонный «АМО» в УВСР-24 и трехтонный «паккард» в УВСР-28. В конце концов, Уншлихт обязал выделить транспорт военные округа, в которых и велось строительство; а было ли исполнено это распоряжение — неизвестно.    Не менее драматические события/76/ разворачивались в том же 1930 г. вокруг единственного в распоряжении НКВМ экскаватора-траншеекопателя «барбер-грин», на который положило глаз командование железнодорожных частей. Экскаватор нужен был на лагерном сборе железнодорожных частей: его применение там давало возможность обучить кадры работе с техникой, а командиров — планированию механизированных работ. А экскаватор уже был задействован на работах в КаУРе. Железнодорожники обратились к Шапошникову, который отнюдь не приказал, но, изложив всю мотивировку важности проблемы, попросил ВСУ: «Не представляется ли возможным, если не на весь летний период, то на некоторое время, заменить работу экскаватора работой землекопов и этим дать возможность провести опытные работы с экскаватором в лагерном сборе железнодорожных частей?» На что Голембатовский твердо ответил, что экскаватор был занят на прокладке связи и существенно удешевлял работы, а его передача вынудила бы существенно увеличить соответствующие ассигнования./77/ И не отдал экскаватор.    Земляные и бетонные работы, особенно в 1928—1930 гг., выполнялись вручную, средства механизации (бетономешалки, транспортеры и т. п.) в первые годы строительства были исключительной редкостью. Бетон готовили на «бойках» и подавали к местам набивки тачками. Согласно «Инструкции по оборонительным работам», разработанной ВСУ, четверо рабочих на одном бойке «без тесноты и помех» должны были обеспечивать замес в 0,4 м3, а в час — 2-2,5 замеса, то есть 0,8-1 м3 бетона в час./78/ Тогда как четвертькубовая бетономешалка, которую уже довольно широко начали применять в 1931 г., выдавала за час 3,75 м3 бетона./79/    Постоянной проблемой были срывы сроков поставки материалов и комплектующих, что задерживало соответствующие этапы работ, а иной раз и угрожало выполнению плана строительства в целом. Прибавлял головной боли строителям и прогресс в боевом оборудовании пулеметных точек — в 1928—1932 гг. сменились три типа бойничных заслонок и два типа пулеметных станков, не считая местных модификаций последних; менялись решения по конструкции и установке фильтро-вентиляционных устройств. Задержки поставок закладных частей заслонок и бронеколпаков вынуждали к оставлению незабетонированных проемов под их установку в будущем, что снижало монолитность бетона и ухудшало прочность построек.    Кроме трудностей, создаваемых причинами и обстоятельствами объективного характера, обусловленных недостаточным промышленным развитием страны, было еще и неумение ряда начальников рационально организовать работы, элементарное разгильдяйство, а иной раз и прямое воровство. Так, проверявшая УНР-28 военная инспекция Наркомата Рабоче-крестьянской инспекции УССР летом 1931 г. отмечала в своем докладе: «При отправке со склада целой бочки цемента поступает на место половина»/80/... 

Результаты выполнения программы

    Укрепленные районы в СССР создавались в рамках наступательной стратегии для того, чтобы прикрыть мобилизацию Красной Армии. Конкретными задачами были: обеспечение обороны важных экономических и политических центров, находящихся в опасной близости к границе, важнейших транспортных узлов в приграничной полосе, плацдармов для сосредоточения сил РККА. Предложение о первоочередном строительстве четырех укрепрайонов, а именно: Карельского, Полоцкого, Мозырьского и Киевского, выдвинул Штаб РККА в 1927 г. (начальник Штаба М. Н. Тухачевский). Решение о практическом осуществлении программы принял Реввоенсовет СССР 11 января 1928 г. В этом же году началось строительство Карельского УРа. Строительство Киевского началось в 1929 г., Полоцкого — в 1930 г. (кроме четырех сооружений предмостного укрепления, возведенных в 1927—1928 гг.), а Мозырьского — в 1931 г. Все эти укрепрайоны были закончены основным строительством (бетонированием) осенью 1932 г., но их оборудование продолжалось на протяжении ряда лет.    Стоимость строительства по первоначальным предложениям Штаба РККА в 1927 г. оценивалась в 17 млн. руб., а по уточненному рассчету Военно-строительного управления — в 40 млн. руб.    Фактически строительство Киевского УР обошлось в 9058000 руб., Полоцкого - в 7 800000 руб., Мозырьского — в 5 170 000 руб. Что же касается Карельского УРа, то его строительство обошлось примерно в 9800000 руб., однако эту сумму нельзя считать окончательной. Всего оборонительное строительство по «программе Тухачевского» обошлось примерно в 32000000 руб.    Итак, в 1932 г., то есть на год позже первоначально установленного срока, завершилась предложенная в 1927 г. Тухачевским программа первоочередного строительства четырех укрепрайонов. Однако в это время уже осуществлялась новая, широкомасштабная программа оборонительного строительства, выдвинутая следующим начальником Штаба РККА Б. М. Шапошниковым и претворяемая в жизнь его преемником на этом посту А. И. Егоровым. Но это уже совсем другая история...   

Послесловие автора

    Данная статья не является исчерпывающей вопрос работой. Обстоятельства ее написания были таковы, что она оказалась побочным результатом исследований, целью которых было создание информационной основы экспозиции музея-дота. Музей этот уже действует в одной из долговременных огневых точек Минского укрепрайона (МиУР) в г. Заславле (Беларусь). Исходя из того, что историю строительства и службы МиУРа нельзя рассматривать вне истории всей системы укрепрайонов, автор старался изучить, историю системы настолько, насколько это было возможно, имея основной задачей создание музея и располагая примерно четырьмя-пятью неделями архивной работы в год на протяжении двух лет...

    В статье не предполагалось рассматривать, несмотря на важность темы, развитие теории долговременной фортификации в СССР в 20-е и начале 30-х годов. В силу указанных выше обстоятельств не были исследованы, несмотря на их важность, и подробности принятия политических решений по программам строительства укрепрайонов.



Последнее обновление ( 28.08.2007 )
 
След. >