" />
 
Home arrow Fortifications of Belarus arrow Soviet fortifications  
Вторник, 17 Октябрь 2017
Main Menu
Home
About Project
Fortifications of Belarus
Military History
Expeditions
Gallery
Forum
Library
Members
Contact Us
News
Sitemap
Links
Download
Random Image from our Gallery

Part II
Немецкие позиции ПМВ между озерами Нарочь и Мядель
Немецкие позиции ПМВ между озерами Нарочь и Мядель. Позиция в леске у деревни Пасашки. Бетонное сооружение в окопах на первой линии обороны. Автор: В. Богданов, сентябрь 2007г.
Случайная фотография из Галереи:

Bulyisky OP
ОПДОТ №110
Орудийно пулеметный ДОТ №110 Булыйского ОП Полоцкого УРа для установки ДОТ-4 и пулеметной установки НПС-3 периода постройки 1938-1939 гг. Сооружение не было полностью достроено, проведены лишь бетонные работы. На фотографии: внешний вид со стороны одной из амбразур. Автор: В. Быков, февраль 2008

Наши партнеры:

Укрепленные районы на территории Беларуси Print E-mail
User Rating: / 0
PoorBest 
Вторник, 26 Июнь 2007
<< Start < Prev 1 2 3 4 5 6 7 Next > End >>

МЕСТНОЕ НАСЕЛЕНИЕ НА СТРОИТЕЛЬСТВЕ УР

Сначала строительство УРов на территории Белоруссии осуществлялось войсками и местным населением по вольному найму. Но рабочей силы катастрофически не хватало, и советская власть перешла к иным формам привлечения местного населения к оборонным работам.22 февраля 1941 года СНК БССР и ЦК ВКП(б) приняли совместное постановление «Об обеспечении оборонного строительства ЗапОВО». Постановление обязывало областные исполкомы Советов депутатов трудящихся и обкомы партии обеспечить «организованный набор рабочей силы и гужевого транспорта» и отправить их в распоряжение начальников военного строительства. К 1 апреля 1941 года на военное строительство должны были представить: Брестская область – 9000 человек, Белостоцкая область – 4000, Вилейская область – 2000 человек рабочей силы. Вместе с этим Белостоцкая область должна за период с 1 мая по 1 декабря 1941 года каждый день выделять на военные объекты по 900 подвод, а Брестская область – по 250 подвод. /20/Однако, как свидетельствуют архивные документы, «организованный набор рабочей силы и гужевого транспорта» в тех размерах, какие были предусмотрены постановлением, осуществить партийным и советским органам Белоруссии не удалось.С серьезными проблемами в мобилизации на оборонительные работы населения столкнулись и другие приграничные республики. Тогда проблему рабочей силы помогли решить союзные органы. 24 марта 1941 года было принято постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «о введение платной рабочей и гужевой повинности на закрытом строительстве», которое наделило советские и партийные органы республик правом назначать размеры оплаты трудовой и гужевой повинности населения. Лица, которые уклонялись от выполнения повинности, подлежали уголовному наказанию. /21/Это постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) было положено в основу работы республиканских и областных органов власти и управления по обеспечению военных объектов рабочей силой перед войной.Согласно постановлению, исполкомы областных Советов и обкомы партии издали нормативные акты, которые определили формы обязательного участия населения в оборонных работах. Так, Белостоцкий областной исполком Советов и обком партии установили, что каждый рабочий, который привлекается в порядке рабочей повинности на военное строительство, должен отработать не более 10 дней, а каждая подвода с возницей – не более 8 дней. Привлеченным к рабочей повинности выплачивается зарплата на тех же условиях, что и вольнонаемному рабочему. /22/Одновременно устанавливалось, что за уклонение от рабочей и гужевой повинности и за невыполнение обязательных заданий по оборонному строительству, виновные будут привлекаться к уголовной ответственности. /23/В архивах сохранились материалы контролирующих советских и партийных органов, в которых отмечается, что командование военных оборонных объектов мало заботились о рабочих. Так, на Замбровском участке военно-оборонительных работ обеды для рабочих доставлялись с опозданием на 5-6 часов, еда была однообразной – перловая или пшенная каша, невкусной. На участке не было бани, из-за чего рабочие страдали от вшей. Специальной одежды и обуви не выдавали, многие рабочие работали босиком, в изношенной одежде и порванной обуви.Нормы были завышены. Щучинском военно-строительном участке №26 были установлены такие расценки: выкопать лопатой 1 куб. м земли с откидкой грунта на 3 метра – за эту работу рабочий получал 1 рубль 16 копеек. Из-за высоких расценок, вынужденных простоев большинство рабочих участка зарабатывало в день от 3 до 7 рублей. А только питание в столовой стоило каждому рабочему в среднем около 6 рублей в день. Получалось, что день работы на оборонных объектах не мог обеспечить даже оплату питания, и рабочие оставались должниками командования военным строительством.Эти и другие причины вызывали недовольство принудительными оборонными работами, уклонение от мобилизации на работы и даже спонтанное бегство из мест работ. В записке в Белостоцкий райком партии от 17 июня 1941 года отмечалось, что на Замбровском военно-строительном участке из 736 рабочих 120 самовольно оставили место работ и покинули участок.Улучшить обеспечение военных объектов рабочей силой партийные и советские власти Белоруссии пытались двумя путями: путем уголовного наказания населения и привлечение к работам заключенных.На объекте №400 на 16 мая 1941 года работало 1 135 заключенных. Применялась работа заключенных и на других объектах оборонного строительства. Но эти цифры не удовлетворяли требованиям строительства в рабочей силы. 22 мая 1941 года секретарь Белостоцкого обкома партии Попов докладывал секретарю ЦК КПБ(б) Белоруссии Пономаренко, что недоукомплектованность военных объектов заключенными только по Белостоцкой области составляют 7000 человек. 

Last Updated ( Среда, 11 Июль 2007 )
 
< Prev