" />
 
Home arrow Fortifications of Belarus arrow Fortresses of Russian Empire arrow Fortress Bobruisk arrow Articlesarrow  
Суббота, 16 Декабрь 2017
Main Menu
Home
About Project
Fortifications of Belarus
Military History
Expeditions
Gallery
Forum
Library
Members
Contact Us
News
Sitemap
Links
Download
Random Image from our Gallery

Подорожный Н.Е. Нарочанская операция в марте 1916
Организация наступления Северной группы 23 марта и атака 27-го армейского и 1-го сибирского корпусов 26 марта.

Организация наступления Северной группы 23 марта и атака 27-го армейского и 1-го сибирского корпусов 26 марта.

 Подорожный Н.Е. Нарочанская операция в марте 1916 г.

Источник: http://www.grwar.ru/library/Podorozhnyi-Naroch/index.html


Случайная фотография из Галереи:

OP Shatrow
ОППК №100
Орудийно пулеметный полукапонир №100 Шатровского ОП Полоцкого УРа для установки ДОТ-4 и пулеметной установки НПС-3 периода постройки 1938-1939 гг. Сооружение не было полностью достроено, проведены лишь бетонные работы. На фотографии: вид с тыльной стороны. Автор: В. Быков, февраль 2008

Наши партнеры:

«В округе не существует генерального плана системы укрепления погранполосы» Print E-mail
User Rating: / 0
PoorBest 
Воскресенье, 15 Июль 2007
<< Start < Prev 1 2 Next > End >>
There are no translations available

Краткое описание:

Статья из газеты Советская Белоруссия рассказывает о письме П. Пономаренко (Первый секретарь Компартии Белоруссии), которое он написал Сталину за 12 дней до начала войны. В своем письме он критически высказывается о состоянии укрепрайонов на линии старой границы и предлагает ряд мер по улучшению ситуации.

Источник: http://www.sb.by/article.php?articleID=41860

 

«В округе не существует генерального плана системы укрепления погранполосы»

 

О чем писал П.Пономаренко И.Сталину за 12 дней до войны

Вячеслав СЕЛЕМЕНЕВ, директор Национального архива Беларуси.Людмила СЕЛИЦКАЯ, «СБ».Газета Советская Белоруссия №2812 февраля 2005 года 

Первый секретарь Компартии Белоруссии Пантелеймон Пономаренко не был пограничником. Пожалуй, специалистом по сооружению долговременных огневых точек выходец из кубанских крестьян, закончивший Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, также себя не считал.Зато у него было другое важное качество — дотошность и желание вникнуть в проблемы тех, кто разбирался в данном вопросе. Особенно, если речь шла об укреплении западных рубежей Родины, значительно расширившихся после присоединения Западной Белоруссии. Да и военный округ, размещавшийся до войны в республике, недаром носил название особого.Сделанные совместно с военспецами после проверки границ выводы партсекретарь посчитал своим долгом довести до сведения Сталина и бывшего тогда секретарем ЦК ВКП(б) Г.Маленкова. 11 марта 1940 года он направил в Кремль докладную записку под названием «Об оборонительных мероприятиях в пограничной полосе Белорусского Особого военного округа».«Как только наркомы начнут ссориться, начнем укреплять»Прямоте и принципиальности документа можно позавидовать. «...Приходится признать, — констатирует в записке Пантелеймон Кондратьевич, — что старые укрепрайоны представляли собой вовсе не районы, а линию не вполне законченных долговременных огневых точек, не связанных в систему обороны по глубине дополнительными более мелкими сооружениями и искусственными препятствиями.Командующий, штаб и командиры мирились с этим, считая, что полное окончание дотов — снабжение их материальной частью — техникой, а также создание системы искусственных заграждений, дополняющих доты и создающих непрерывность линии обороны и ее глубину, будет произведено в так называемый мобилизационный период и в период развертывания. Некоторые благодушно настроенные командиры и военные инженеры эту мысль выражали так: «Как только наркомы начнут ссориться, так мы и начнем укреплять, а потом, пока произойдут мобилизация и развертывание, мы все и сделаем». Мысль, конечно, совершенно нелепая, исходящая из неправильных представлений о неизменности по времени мобилизационного периода для всех войн и совершенно не учитывающая возможность более или менее внезапного нападения или нападения, опережающего готовность оборонительной полосы.В округе не существует генерального плана системы укрепления погранполосы, как его, между прочим, не существовало никогда. И сейчас вопрос создания оборонительной системы понимается упрощенно, в виде той же нити капитальных укреплений по границе без какой–либо системы искусственных препятствий и вспомогательных сооружений по глубине и фронту.Следует отметить, что никаких серьезных, длительных, инспекционных поездок, глубоких рекогносцировок пограничной полосы, серьезного изучения характера местности, рельефа, подходов и т.д. не производится, хотя вообще выездов коротких и бесполезных совершается множество.Нужно сказать, что Генеральный штаб и управления РККА почти не проявляли внимания к тому, что будет возведено, где будет возведено, насколько то или иное сооружение будет эффективным в той или иной местности. Правда, они всегда могли сказать, что просмотрели материалы, даже каждую точку рассматривали, утверждали, но все это на карте, по бумаге».Урок графа ШлиффенаВыставленные белорусским партсекретарем руководству Красной Армии оценки очень нелицеприятные, если не сказать — разгромные. Но даже они блекнут на фоне следующей ремарки: «А не мешало бы товарищам из Генштаба вспомнить, что, например, в подобных случаях начальник германского генерального штаба Шлиффен, разрабатывающий мероприятия против Франции, каждое лето с большой группой наиболее подготовленных офицеров генерального штаба на длительное время выезжал в местность, предполагавшуюся как плацдарм войны. Вместе с этой группой генштабистов он не только разыгрывал там, на местности, различные варианты наступления, но и тщательно изучал с ними местность и намечал систему организации обороны».Поставить в пример красным командирам легендарного немецкого стратега времен Первой мировой войны — суровый и обидный урок.

«История сооружения линий Мажино, Маннергейма и др., — продолжает далее Пономаренко, — говорит о том, что там при проектировании и строительстве длительное время работали виднейшие инженеры своей и даже других стран, наиболее подготовленные офицеры, при обязательном участии ответственных консультантов из генштабов. А у нас виднейшие специалисты — военные инженеры занимают кафедры, читают лекции по фортификации, но никакого практического участия в разработке и строительстве сооружений не принимают. Из генштаба иногда, очень редко, приезжают работники не выше начальника отделения, бывают короткое время, поэтому положения изучить не могут и по ходу дела никаких коррективов не вносят».



Last Updated ( Воскресенье, 15 Июль 2007 )