" />
 
Главная arrow Статьиarrow  
19.11.2017
Главное Меню
Главная
О проекте
Фортификация Беларуси
Военная история
Экспедиции
Галерея
Форум
Литература
Участники проекта
Контакты
Новости
Карта Сайта
Ссылки
Скачать
Случайная фотография из Галереи:

Минский УР - БРО "Х"
ДОТ №23

МиУР, БРО Х. Двухамбразурный ДОТ № 23. На фото: внутренний вид боевого каземата. Обращает на себя внимание отсутствие противооткольной защиты в виде металлических пластин. Вместо них используется забетонированая металлическая сетка. Состояние: сильные повреждения с тыльной стороны, и небольшие повреждения с фронтальной стороны. Возможно в результате боевых действий в июне 1941 года. Расположение: рядом с кладбищем при выезде из Дзаржинска в сторону д. Дягильно.

Автор: В. Тадра 2007г


Случайная фотография из Галереи:

Сморгонь: перед парадом
Сморгонь: бивак в городском парке
Военно-историческая реконструкция ПМВ в Сморгони 10 сентября 2011, парад участников и бивак в городском парке. Фото: В. Тадра

Наши партнеры:

Германские позиции 1915—1918 г.г. на Западном фронте. Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
17.02.2008
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 Следующая > В конец >>
Краткое описание:

Статья Н. Шелавина опубликованная в журнале "Война и революция" в 1920 году сожержит довольно детальное описание немецких позиций ПМВ составленное на основе инспекции некоторых участков немецкой линии обороны в районе Сморгони. Отсутствует графический материал.

Германские позиции 1915—1918 г.г. на Западном фронте.

 

Н. Шелавин

"Война и Революция", 1920г. 

Исторический обзор возникновения позиций.

Недавно исполнилось пять лет с начала постройки в paйоне нынешнего западного фронта германских позиций, тянущихся полосой от Риги, восточнее Двинска и Постав, к озеру Нароч, далее проходящих западнее Молодечно через местечко Сморгонь, восточнее Барановичей, на юг по Огинскому каналy и восточнее, мимо Пинска, откуда они поворачивают нa юго-запад к австрийской границе (черт. № 1).

После того, как в конце июля 1915 года пала крепость Ковно, а затем Гродно (ко второй половине августа того же года), наши войска отступили на правый берег Немана и, несмотря на крайне расстроенное состояние (в корпусах было по 2000—3000 человек), недостаток огнестрельных припасов и утомление, несколько задержались западнее Вильны, Оран, по берегу Немана около Мереча, Гродно.

Но удачный Новосвенцянский германский прорыв в тыл наших корпусов снова заставил эти последние отходить на восток.Положение тогда было критическое.Ряд неудач, почти сплошное отступление,—привели русские войска к сознанию своей слабости, а немцев, упоенных удачей, к чрезвычайной наглости. Поток беженцев вызвал появление в районе войск холеры. Приходилось считать осеннюю кампанию 1915 года окончательно проигранной, что вынудило к отводу войск в тыл и эвакуации штаба западного фронта из Минска с тем, чтобы, укрепив рубеж Полоцк - Березина - Бобруйск и сосредоточив остатки корпусов и свежие пополнения в этом районе для его обороны, начать весною новую кампанию.

Другого выхода, как будто, не было, так-как немецкая гвардейская кавалерия, проникла в это время уже до станции Парафианово и местечка Докшицы; отступившие из Лиды паши части подвергались ударам в районе Молодечно; немцы делали попытки взорвать Бори- совский железнодорожный мост; вообще хозяйничали в этом районе нашего тыла, почти, как хотели.

Наши войска были без патронов, артиллерия—без снарядов; мобилизовали промышленность, но еще на фронте этого не чувствовалось. Связь наших войск, даже с ближайшими штабами, во многих местах была потеряна.

Командующий западным фронтом генерал Эверт все-таки упорно требовал от командующих армиями оказания сопротивления противнику на линии Барановичи - Молодечно и не соглашался на от'езд штаба фронта из Минска, полагая там оставаться до последний возможности.

Сформированные из пополнений и остатков рассеянных частей отряды и уцелевшие части были двинуты в район Березины (восточнее Докшицы), для вытеснения немецкой кавалерии: с поездов саживали в районе Молодечно, перевозимые из Лиды по другим назначениям, части резерва и, собрав из них кулак, для удара во фланг прорвавшимся немцам, остановили противника. В первой половине сентября выяснилось, что положение на фронте восстановлено, натиск ликвидирован, кризис миновал. Помогли этому и только-что построенные (после отхода, из Гродно) участки укрепленных позиций в районе Молодечно и Баранович (Докшицкая были занята немцами).

В конце — концов, германские войска вынуждены были несколько отступать из захваченной при прорыве местности и, после незначительных колебаний, в ноябре 1915 года, окончательно установилась вышеуказанная боевая линия. Та и другая сторона спешно ее укрепляли,--немцы усиленно оплетались колючей проволокой, мы вследствие малых запасов таковой, пользовались зимним временем, лишившим врага охоты к дальнейшему наступлению, и если укреплялись, то только в меру необходимости—иногда до смешного слаба (например, против немецких 9 — 12 рядов кольев с толстой колючей проволокой, у наших окопов торчал забор из одного ряда натыканных в снег и мерзлую землю колышков с 2 — 3 проволоками, представлявший меньше препятствий даже, чем простая изгородь).

Вместо отсутствующей колючей проволоки натягивали сплошь и рядом телеграфную, гладкую. Неприхотливые солдаты сидели и мерзли в окопах, имевших вид простых канав, строя для согревания от стужи, главным образом, землянки, вовсе не предохранявшие от неприятельских снарядов, даже полевой артиллерии. Оборона основывалась почти исключительно на маскировке—невидимости наших сооружений.

Тыловые инженерные организации усиленно работали в это время, по распоряжению свыше, на рубеже Березины и в глубоком тылу, под Витебском, Оршей, Могилевом и даже почти под самой Москвой. Когда, в конце декабря, выяснилось более или менее устойчивое положение боевой линии, им было приказано прекратить постройку Березинской позиции и, выдвинувшись в район 12—30 верст сзади войсковых позиций, принять от армейских организаций постройку второй полосы позиции.

Корпусным и армейским инженерным: частям явилась возможность приступить к приведению в порядок боевой позиции и к укреплению её второй линии. Исходя из имевшегося уже опыта позиционной войны, было указано,—обратить главное внимание на выбор и укрепление этой последней позиции, как неподверженной непосредственному поражению артиллерийским огнем противника, без переезда батарей на новые позиции.

Проводился принцип: первая боевая линия является линией сторожевого охранения; оборонять ее упорно, зачастую по местным условиям, невозможно, а при силе артиллерийского огня противника, могущего срывать до основания, обращать в какие-нибудь полчаса любой участок укреплений во вспаханное поле—нет оснований. Весь центр тяжести обороны сосредоточивается на второй линии, а далее, при ее прорыве,—на второй полосе. Эти линии укреплялись в полном возможном размере, на них было поставлено много рабочих, инженерных организаций и частей и даны наибольшие технические средства (все-таки в сравнении с германскими—очень ограниченные).

Что было сделано немцами, мы узнавали во время войны путем разведок и аэрос'емок, но данные эти составляли «секрет» и далее ответственные строители русских позиций только случайно знакомились кое с чем из богатого материала штабов, и в то время, когда немцы из такого же материала ежемесячно печатали в громадном количестве карты с точными планами наших позиционных работ и сооружений, широко снабжая ими, как стоявшие против нас свои войска и все части, так и инженеров, строивших им укрепления,—мы прятали свои ценные сводки в железных ящиках штабов и, видимо, берегли их «для истории войны», но, кажется, не сберегли вовсе. В результате, только после ухода немецких войск в конце 1918 года и в начале 1919 года явилась возможность, широкого ознакомления с сооружениями немцев, но из-за возникшей гражданской войны,— только урывками, по частям, т. к. для полного ознакомления надо было бы совершать целые путешествия, экспедиции, на что ни у кого не было ни возможности, ни времени, особенно в последний горячий период гражданской войны.

Переходы территории, на которой расположены эти позиции, из рук в руки, необходимость разрушать вредные в тактическом отношении участки их ,растаскивание имущества вернувшимися беженцами, - все это сделало еще более случайным и неточным ознакомление с ними, но именно, вследствие этого, становятся ценными, хотя и не систематические, отрывочные исследования отдельных участков, сделанные специалистами окопного дела.

Поэтому, предлагаем вниманию читателей сведения об одном из таких участков германской позиции по фронту оз.Нароч - Сморгонъ - Крево -- Вишнев, извлеченные из описания, сделанного отдельным руководителем работ 18-го Военно-Полевого Строительства по осмотру этих позиций в августе 2 сентябре сего года. К сожалению, осмотрена, была лишь первая полоса, позиции, тыловые же остались не исследованными. Но немцы сосредоточивали всю оборону на первой полосе позиции и очень незначительно укрепляли тыл, главным образом на, важных направлениях или при заведомо неудобной местности первой полосы. Поэтому, для основательного знакомства с их работами, оказывается достаточным рассмотреть укрепления передового района.