" />
 
Главная arrow Фортификация Беларуси arrow Немецкая фортификация ВМВ arrow Общая информацияarrow Общая информацияarrow Статьи и публикацииarrow  
19.10.2017
Главное Меню
Главная
О проекте
Фортификация Беларуси
Военная история
Экспедиции
Галерея
Форум
Литература
Участники проекта
Контакты
Новости
Карта Сайта
Ссылки
Скачать
Случайная фотография из Галереи:

Шатровкий ОП
ОППК №137
Орудийно пулеметный полукапонир №137 Шатровского ОП Полоцкого УРа для установки ДОТ-4 и пулеметной установки НПС-3 периода постройки 1938-1939 гг. Сооружение не было полностью достроено, проведены лишь бетонные работы. На фотографии: сооружение используется в качестве фундамента жилого дома. Автор: В. Быков, февраль 2008
Случайная фотография из Галереи:

Сморгонь: перед парадом
Сморгонь: бивак в городском парке
Военно-историческая реконструкция ПМВ в Сморгони 10 сентября 2011, парад участников и бивак в городском парке. Фото: В. Тадра

Наши партнеры:

В. Пикуль Бобруйский мешок Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
25.02.2009
<< В начало < Предыдущая 1 2 Следующая > В конец >>
Рассказ В. Пикуля о Бобруйской крепости связанный с историей и легендами о крепости.

Бобруйский «мешок»

В. Пикуль

 

Я никогда не бывал в Бобруйске, не знаю, какие в нем (и в его окрестностях)здания прошлого сохранились и какие не уцелели: наверное, местные краеведызнают об этом лучше меня, и все-таки я рискну поведать одну историю, связаннуюс Бобруйском, а если в чем-то и допущу ошибку, я буду благодарен, если знающиелюди меня поправят.

Но для начала нам предстоит потревожить один из томов "Петербургскогонекрополя" - нужна вот эта могила! Действительный статский советник ВикторНикитич Никитин скончался в 1908 году и погребен на Митрофаньевском кладбище. Сэтим человеком я познакомился еще в молодые годы, приобретя у ленинградскихбукинистов его книгу "Многострадальные" - из жизни кантонистовниколаевской эпохи, - которая была издана в 1872 году. Теперь я знаю, чтоавтор, рожденный в бедной еврейской семье, еще ребенком был разлучен с родителями,его крестили в православную веру под фамилией "Никитин" и поставили встрой кантонистов.

Никитина от казарменной муштры спас красивый почерк. Будучи военнымписарем, повзрослев и насмотревшись всякого, дурного и доброго, Виктор Никитичрешил испытать свои силы в литературе. Чернышевский, с которым он познакомилсяслучайно, вывел его на писательскую стезю. Ныне совсем забытый писатель, В. Н.Никитин, создал немало книг, но почти все его книги посвящены тюремному быту инравам заключенных. Не надо этому удивляться, ибо чиновная карьера писателяскладывалась по Тюремному ведомству, и эта карьера (увы, не литературная!) какраз и вывела автора в столь высокий гражданский чин, что высечен на камне егопетербургского надгробия.

Однажды судьба занесла Никитина в Бобруйск, чтобы инспектироватьвоенно-арестантскую роту, и здесь он познакомился с бобруйским комендантомГригорием Даниловичем Бабкиным, который по долгу службы обязан быть"зверем", но старик, напротив, был большим добряком. Чтобы его необвинили в "либерализме", он творил добро из-за ширмы. Да, он ставилперед окнами ширмы и, когда мимо дефилировали арестанты, он швырял в них каждыйдень по сотне свежих булок, сам оставаясь невидим за ширмами, а солдаты, ловябулки, кричали: "Премного благодарны, ваше превосходительство!" -Григорий Данилович Бабкин, скажу я читателю, имел чин генерал-лейтенанта.

Радуясь свежему человеку из столицы, Бабкин в один из дней пригласилНикитина отобедать к своему столу в квартире, расположенной внутри крепости.

- Я и сам-то, - жаловался старик, - живу здесь в темнице и других неволитьобязан. Откушаем, что Бог послал, да поговорим о всяких несуразностях казенногобытия.

Никитин, еще молодой человек, приглянулся Бабкину, в беседе коснулись они илитературы, и коменданту Бобруйска явно захотелось сделать гостю что-либоприятное.

- Хотите, я вас здорово напугаю? - предложил он. Виктор Никитич сказал, чтопосле частых посещений тюрем и дисциплинарных казарм напугать его трудно.

- И все-таки, - сказал Бабкин, - я приведу вас в ужас.

- Не откажусь и от ужаса, - согласился Никитин.

- Тогда. поехали, - сказал Бабкин.

Уселись в коляску, лошади вынесли их на загородное шоссе. Виделись вокруглеса и поляны, а вдалеке мрачнело какое-то здание - вроде древней фортеции,строенное на холме.

- Что это там? - удивился Никитин.

- Сейчас приедем, - утешил его комендант.

Приехали, и перед ними, натужно проскрежетав, отворились железные ворота.Разом выбежали солдаты караула, построились, фельдфебель отдал рапорт коменданту.

- А, Гаврилов! - дружески сказал ему Бабкин. - А я тебе гостя привез,давай, милок, тащи ключи от "мешка".

Никитин заметил, что Гаврилов изменился в лице, при этом солдаты жалобносмотрели на своего "гостя". Гаврилов, едва переставляя ноги, утащилсяв караулку и вынес ключи. В стене форта открылась узкая дверь, а тамзавиднелась узенькая лестница, ведущая наверх. Бабкин подтолкнул Никитина,чтобы шел вослед фельдфебелю, и сказал:

- Ну-ну! Смелее. ну!

Ступени кончились, все трое оказались на каменной площадке перед массивнойжелезной дверью с заклепками.

- Открывать, што ли? - неуверенно спросил Гаврилов.

- Открывай, - велел ему Бабкин.

Руки фельдфебеля тряслись от страха, он с трудом попал ключом в замочнуюскважину. Открылась железная дверь, за ней и вторая - деревянная. Изнутрипахнуло застоявшимся холодом.

- Мое дело - сторона. пожалте! - сказал Гаврилов.

Тут Бабкин горячо облобызал Никитина, перекрестил его:

- Ну, Витенька, посиди-ка тут да подумай.

Дверь замкнулась, и тишина вонзилась в уши Никитина как-то зловеще. Сколькоминут пробыл он в этой камере - не понял, пораженный формою камеры, которая неимела углов. Были в ней только три дырки (сверху для света, сбоку для приемапищи, а третья внизу для нужды), но. Где же углы? Виктор Никитич увидел себязаточенным не в куб, даже не в шар, а в какое-то узкое пространство, имевшееформу яйца. Всё и всюду было овальное, даже койка и столик изгибались, повторяякривизну камеры. "Ни стать во весь, хоть только средний рост, ни лечь,вытянувшись, положительно нельзя было и принужден был стоять согнувшись".Какие там годы, какие там часы? Считанных минут понадобилось, чтобы Никитиниспытал странное, давящее беспокойство, безумное желание вырваться из этогокаменного узилища, имевшего форму куриного яйца.

- Григорий Данилыч! - стучал он в двери. - Да откройте же! Ну, пошутили и -хватит. ей-ей, мне довольно.

Бабкин не стал его мучить - выпустил. Когда же Никитин из казематаспустился во двор, то увидел, что по щекам караульных солдат текут слезы.

- Братцы, чего вы плачете? - спросил он.

- Ах, ваше благородие! - с чувством отвечал за всех пожилой фельдфебель. -Мы ведь решили, что генерал Бабкин привез навсегда в "мешок"упрятать. От того и плачем, что очень уж нам жалко вас стало. Не приведигосподь сюды-тко попадаться!

Бобруйский комендант тут же наградил Гаврилова рублем, а солдатам - изсвоего кошелька - раздал полтинники.

- Ваши слезы, - сказал Бабкин, - делают вам честь. Вы меня утешили тем, чтопо-христиански любите ближних. Спасибо вам, братцы. Ну, как? спросил он потомНикитина, подзывая коляску.

- Страшно, - не стал притворяться смелым Никитин. - Но слезы ваших солдат именя растрогали.

Поехали обратно в город. Никитин после долгого молчания, потрясенныйкратким заключением, спросил у генерала, откуда взялась эта странная камера вформе яйца?

 

- Это форт Вильгельма, - пояснил Бабкин.

.Николай I был женат на прусской принцессе, поддерживая родственные связи сБерлином, сам часто бывал в Пруссии, и Гогенцоллерны навещали его в России.Одно из свиданий с братом жены, Вильгельмом (тогда еще наследным принцем),состоялось в Бобруйске. Как-то вечером Николай с шурином катались верхом вокрестностях города, и, въехав на холм, Вильгельм сказал, что эта возвышенностьсамой природой создана для сооружения на ее вершине форта. Император согласилсязаложить здесь форт, как "предмостное укрепление" Бобруйска.

- И назову его "фортом Вильгельма" - в память о нашем приятномсвидании, - сказал русский император.

- А я, - ответил шурин, - пришлю из Берлина инженера для строительства этойфортеции.

Немецкий инженер и создал внутри каземата эту страшную яйцевидную камеру,прозванную "мешком", но выдумал ее не он сам, а скопировал с камерсредневековых тюрем. Коляска уже вкатилась в окраинные сады Бобруйска, Никитинспросил:

- А сидел ли кто в этом ужасном "мешке"?

- Свято место пусто не бывает, - мрачно ответил ему комендант. - Того, ктосидел, давно нет в живых, но я хорошо знал его. В ту давнюю пору я былкапитаном Преображенского полка, мне и поручили отвезти его в этот бобруйский"мешок".

- Кто же этот человек, если не секрет?

- Секрета нет. Это грузинский князь Александр Дадиани, а история его арестаи заключения весьма поучительна.



Последнее обновление ( 25.02.2009 )