" />
 
Home arrow Military Historyarrow First World Wararrow Статьи и публикацииarrow  
Воскресенье, 17 Декабрь 2017
Main Menu
Home
About Project
Fortifications of Belarus
Military History
Expeditions
Gallery
Forum
Library
Members
Contact Us
News
Sitemap
Links
Download
Random Image from our Gallery

Наставлене по строительству оборонительных сооруже
Проволочные заграждения
Проволочные заграждения.
Из наставленя по строительству оборонительных сооружений для немецких войск. Издание июнь 1916. 

Случайная фотография из Галереи:

Installation of monument in Sivtsy village
Открытие памятника в д. Сивцы

Открытие памятника в д. Сивцы на международной коференции в Поставах 27-28 ноября 2008г к 90 летию окончания ПМВ.

Фото: В. Богданов, 27 ноября 2008г.


Наши партнеры:

Latest News
Latest posts on the forum
810-дневное противостояние у Сморгони в 1915 - 1916 годах Print E-mail
User Rating: / 0
PoorBest 
Понедельник, 08 Декабрь 2008
There are no translations available

Доклад В.Н. Лигуты об 810дневной обороне Сморгони на международной конференции в Поставах посвяженной 90летию окончания ПМВ прошедшей 27-28 ноября 2008г.

810-дневное противостояние у Сморгони в 1915 - 1916 годах

 

Лигута Владимир Николаевич

исследователь (г. Сморгонь)

 «В память о 810-дневном противостоянии у Сморгони в Первую мировую войну»В историю войн вошли города и населенные пункты, у которых разворачивались наиболее ожесточенные бои и сражения…Французский Верден и бельгийский Ипр  известны  всему миру. На белорусской земле, в 120 км западнее Минска, есть свой символ воинской доблести и славы Первой мировой войны –это небольшой  городок  Сморгонь.    Первая мировая… Жестокая и кровавая, она стала «забытой» войной. В августе 1914 года в Российской империи была проведена мобилизация. С  1906 года  в  результате  военной  реформы  служба  в  армии  стала  составлять  18  лет.  Из  них  3  года – действительная  срочная  служба,  7  лет – запас 1-го  разряда и  8  лет – запас  2-го  разряда.  Всё  мужское  население в возрасте до 45 лет,  годное  к  строевой  службе,  но  не  служившее,  составляло  на  случай  войны  государственное  ополчение.Призыв проводился строго по территориальному принципу и все военнообязанное мужское население белорусских губерний в возрасте до 43 лет в течение трех дней пополнило ряды российской армии. Сотни воинских эшелонов ежедневно увозили пополнение на запад, к фронту.На территории Минского военного округа запасные и резервные части разместились в Брест-Литовской, Гродненской и Бобруйской крепостях, в гарнизонных казармах Минска, Витебска, Гомеля, Могилева, Полоцка, Барановичей, Рогачева, Лиды и других городов.Тысячи военнообязанных – солдат и офицеров – попали служить в пехотные и кавалерийские полки, в бригады полевой и осадной артиллерии, в рабочие инженерные дружины, железнодорожные батальоны и военно-дорожные отряды. Многие осваивали до того незнакомую технику в воздухоплавательных и авиационных частях, в броневых дивизионах, автомобильных, мотоциклетных и самокатных (велосипедных) ротах.В белорусских губернских городах – Витебске, Минске, Могилеве -  были сформированы десятки пеших дружин, конных сотен, легких артиллерийских батарей и саперных полурот государственного ополчения.В Минскую ополченческую бригаду вошли 39 пеших дружин, 4 конные сотни, 2 эксплутационных батальона, 4 рабочие роты и запасной пехотный батальон.Всего за годы войны  800 тысяч уроженцев Беларуси были призваны в российскую армию и около 100 тысяч из них погибли на фронтах. Призывники-специалисты, которые были нужны на оборонных заводах, получили освобождение (бронь) от военной службы и были направлены в промышленные центры страны – Петроград, Москву, Донбасс, Поволжье.С лета 1915 года военные действия развернулись и на белорусской земле. Какими бы ни были намерения у России в Европе, ход войны тогда определяла Германия. Ее армия рвалась на Восток.Русские войска  отступали. 25-го августа был оставлен Брест-Литовск, 2-го сентября – Гродно. 9-го сентября, прорвав фронт севернее Вильно, германская армия начала новую наступательную операцию.Вошедшая в прорыв немецкая  кавалерия в тылу 10-й русской армии устремилась в район Сморгонь – Молодечно. 15-го сентября, с утра, германский кавалерийский полк  1-й кавалерийской дивизии при поддержке артиллерии и пулеметов атаковал Сморгонь.  Русские маршевые роты пополнения, которые в этот момент находились на станции, восемь часов держали оборону.Понеся потери и израсходовав патроны, они отошли на Крево, навстречу подходящим войскам 2-й армии.Население  спешно покидало  город.Началось долгое 810-дневное противостояние ….Командование 10-й русской армии срочно вывело Гвардейский корпус из боевой линии западнее Вильно и направило его  в свой тыл,  чтобы не допустить прорыва  немецких пехотных дивизий  вслед за кавалерией к Сморгони  и окружения армии.  У деревень  Марковцы и Белевичи  гвардейцы остановили 31-ю  и  2-ю  германские пехотные  дивизии и  пехотную дивизию Ценкера .До Сморгони всего 6 километров, но немецкая пехота  так  и  не  смогла подойти  на  помощь  своей  кавалерии.И уже 20-го сентября к полудню совместной « дерзкой штыковой атакой»  четырех  дивизий   2 –й армии  Сморгонь была освобождена.Офицеры и солдаты – « герои Сморгони» за « личное мужество и беззаветную храбрость» были удостоены Георгиевских наград.В  33-м Сибирском стрелковом полку Георгиевскими кавалерами стали  27 офицеров, унтер-офицеров и солдат,в 270-м пехотном Гатчинском – 16,в 271-м  Красносельском – 9.в 272-м  Гдовском – 4,в 99-м    Ивангородском – 15.В 68-й   артбригаде – 10.в 269-м  Новоржевском – 24,     Угроза окружения 10-й армии миновала.И в ночь с 22-го на 23-е сентября  ее войска начали отход на рубеж Сморгонь – Крево.  24-го утром шестнадцать гвардейских полков трех пехотных дивизий и стрелковой бригады  подошли к городу.По освобожденной от немцев железной дороге  получили боеприпасы и  маршевые батальоны пополнения. Окопы отрыли западнее города.Заняли позиции Гвардейские артиллерийские бригады и Гвардейский тяжелый дивизион. Разведка и наблюдение были возложены на казаков лейб-гвардии Атаманского и лейб-гвардии Казачьего Его Величества полка (О музее этого полка в Париже было несколько сюжетов по телевидению).Фронт как-бы развернулся против часовой стрелки вокруг Сморгони.Севернее, за  Вилией, упорные бои вели  дивизии 2-й русской армии. Южнее, до Крево,  заняли  оборону   3-й Сибирский  и   5-й  Кавказский армейский корпус 10-й армии, куда входила и Сводная пограничная пехотная дивизия. К Сморгони подошли и перед фронтом Гвардейского корпуса  развернулись 2-я  пехотная , 76-я и 79-я резервные  и 14-я Ландверная  немецкие  дивизии и отряд  Эзебека.Утром 25-го сентября под грохот артиллерийского огня  двумя ударными группами, севернее и южнее города, в атаку пошла германская пехота.Навстречу им в штыковую поднялась Гвардия.  Днем и ночью шли бои у железнодорожной станции, по берегам Оксны и Гервятки, у Боровой мельницы.          Полки российской императорской Гвардии  выполнили приказ «Отступать некуда, за нами Россия .Ни шагу назад, стоять насмерть.». Они самоотверженно и стойко защищали город и удержали сморгонские позиции и  не пропустили врага на Минск-Москву.Потери с обеих сторон были огромные.Только в бою 25-го сентября пало 3500 русских и 5500 немецких солдат и офицеров.И здесь произошел беспрецендентный случай… По предложению немецкой стороны и с согласия командира 3-й гвардейской пехотной дивизии впервые  было объявлено перемирие на один день для сбора убитых и раненых.К 4-му октября атаки с обеих сторон были прекращены. И русские, и немцы перешли к обороне.Подвиг Гвардейских полков, остановивших немецкое наступление у Сморгони, был высоко оценен. Среди  солдат и унтер-офицеров  Георгиевскими кавалерами стали :- в лейб-гвардии Преображенском полку – 52 человека- в лейб-гвардии Литовском  – 153 человека- в  Волынском  – 214 человек- в  Егерском  – 57 человек- в  Павловском  45 человекНачалась «позиционная война». В тылу сморгонских позиций была оборудована вторая оборонительная линия окопов и траншей.Лейб-гвардии инженерно-саперный батальон навел мост через  Вилию и начал работы на третьей оборонительной позиции. Силами армейского и фронтового командования строилась четвертая линия обороны у Молодечно и пятая – у местечка Красное.          Восточнее Сморгони, к Молодечно, были развернуты артиллерийские склады и ремонтные мастерские, полевые аэродромы и станции выгрузки, обозные батальоны, почтово-телеграфные отделения и полевые почтовые конторы. Тысячи километров телефонных и телеграфных проводных линий связали сморгонские позиции со штабами корпусов, армий, со Ставкой Главнокомандующего в Могилеве, с Петроградом и Москвой.В деревнях и местечках появились тыловые транспорты, войсковые аптеки и магазины, хлебопекарни и конюшни конского запаса. Для подвоза боеприпасов, имущества и эвакуации раненых к фронту летом 1916года  были проложены узкоколейные железные и конно-железные дороги, тяжелые артиллерийские системы передвигались по специально построенной 19-километровой ветке от станции Пруды к железной дороге Молодечно-Лида.Укрепила свои позиции у Сморгони и 10-я немецкая армия. Они состояли из четырех полос с  расстоянием между ними от 3 до 5 километров.Каждая полоса включала в себя не менее трех линий окопов и траншей в 150-300 шагах одна от другой.Все окопы полного профиля, выше роста человека. Тяжелые бетонные доты и блиндажи, «лисьи норы», гнезда для пулеметов связывала с тылом система многочисленных ходов сообщения.Каждая укрепленная полоса немецких позиций была защищена проволочным заграждением из 15-20 рядов кольев.  С 18-го марта 1916 года, в  25-ти  километрах севернее Сморгони,  у озер Вишнево и Нарочь, наступала 2-я русская армия. Помогали союзникам, сражавшимся во Франции, у Вердена. За Вилией  дивизии  10-й  армии  ежедневно  «демонстративными  действиями» – артобстрелами,  пулемётной  и  ружейной  стрельбой  отвлекали  на  себя  противника,  обеспечивая  главный  удар.4-го июня  Юго-Западный фронт генерала  Брусилова начал в Галиции успешное наступление против австро-венгерской армии. Развивая этот успех вспомогательных действий, Западный фронт генерала Эверта должен был нанести главный удар на участке  10-й армии у Сморгони – Крево.Но, узнав о переброске сюда девяти дивизий противника, командующий не решился отдать приказ о наступлении.Атаковать было решено на Барановичи. У Сморгони ограничились демонстративными действиями.В ответ немцы здесь сами начали здесь активные действия против русских войск.Местность между немецкими и русскими окопами сравнительно ровная и открытая, пологая с запада на восток, она создавала выгодные условия для использования газов.Впервые немцы применили их  против 3-й Гвардейской пехотной дивизии уже 12  октября 1915 года.  С апреля 16- го газовые атаки вошли в разряд обычных боевых действий. 2 июля за полтора часа немецкой атаки газ проник более чем на                  20 километров в сторону Молодечно и нанес большой урон русским войскам. Было отравлено 40 офицеров и 2076 солдат 64-й и 84-й пехотных дивизий.В ночь с 2 на 3 августа немцы восемь раз с промежутками времени более получаса выпускали газы на позиции Кавказской гренадерской дивизии у станции Сморгонь. Насмерть было отравлено около 3000 человек.Нарастало ожесточение воюющих сторон. 6 сентября на северной окраине Сморгони, у Боровой мельницы, на участке 5-го пехотного Калужского полка  впервые русские войска применили газы. На германские окопы за 15 минут атаки 5-я химическая команда  выпустила  их 13 тонн.Сморгонские позиции попали в число трудных для обороны.Недаром у русских солдат сложилась поговорка «Кто под Сморгонью не бывал, тот войны не видал».Город был полностью разрушен германской артиллерией, изрыт русскими окопами и траншеями. Газета «Нива»  назвала Сморгонь «мертвым городом».25-го сентября в воздушном бою на участке фронта Сморгонь-Крево погиб экипаж бомбардировщика «Илья Муромец» №16 поручика Мокшеева, единственного сбитого за всю войну самолета такого типа.Четыре героя-летчика были похоронены противником с воинскими почестями на воинском кладбище в Борунах. Могила их известна. Наступил 1917 год.Командование Западного фронта, выполняя установленный план действий, готовило весеннее наступление.Для главного удара был выбран участок Сморгонь – Крево с тем, чтобы, прорвав здесь германскую оборону, решительной атакой выйти к Вильно. Немецкие позиции тут были сильно укреплены и искусно размещены на местности. Основным узлом сопротивления немцев являлся Богушинский лес, в 15 километрах  южнее Сморгони.В конце апреля шестнадцать пехотных и две кавалерийские дивизии усиленной 10-й армии, около 900 орудий разных калибров стали собирать в кулак против немцев. Для обеспечения наступления было выделено сверхнормативное количество снарядов и организована их доставка. Дополнительно в каждый армейский корпус было включено тринадцать противовоздушных батарей.В специальной фронтовой школе было налажено обучение взаимодействию артиллеристов и авиаторов. Верховное  командование  российской  армии  согласилось  с  предложениями  по  созданию  воинских  частей  из  добровольцев.  У  Сморгони – Крево, в  полках  и  дивизиях,  готовящихся  к  наступлению,  формировались  добровольческие  штурмовые  роты  и  батальоны.На участок 1-го Сибирского армейского корпуса из Петрограда прибыл женский «батальон смерти»  прапорщика Марии Бочкаревой . С его помощью рассчитывали поднять дух наступающих частей.  В канун наступления особую тревогу вызывала боеспособность войск. Если артиллерийские и инженерные части были полностью готовы и выполняли все приказы, то пехота была деморализована. Солдатские комитеты некоторых частей отказывались выходить на позиции, замена их продолжалась до дня атаки.19 июля в 5 часов утра  раздался грохот сотен орудий невиданной по мощи и силе артиллерийской подготовки.С утра – вновь ураганный огонь русской артиллерии, и на следующий день – до позднего вечера.  Руководил всей операцией с наблюдательного пункта 38-го армейского корпуса генерала Добвор-Мусницкого командующий Западным фронтом генерал Деникин.          22-го июля, в 7 часов утра, после двухчасового артиллерийского обстрела, в атаку поднялась русская пехота. Впереди шли офицеры-добровольцы.Прорыв  был  настолько  стремительный  и неожиданный,  что  противник  не  успел  своевременно  открыть  заградительный  огонь. Хотя от немецких укреплений  мало что осталось, русские солдаты,  не привыкшие  к  боям  и  грохоту  орудий  после  нескольких  месяцев  затишья,  бездеятельности  и  митингов,  толпами  покидали  позиции,  бросали  пулемёты  и  уходили  в  тыл.Несмотря на блестящую  подготовку, значительное превосходство в количестве войск и артиллерийских средствах – 184  русских  батальона  против  29  немецких,  900  орудий  против  300 немецких,  138  русских батальонов  первой  линии против  перволинейных  17-ти  немецких,  операция успеха не имела. Но боевая служба продолжалась. Иногда «братались» - немецкие и русские солдаты выходили из окопов, встречались на нейтральной полосе. Война надоела всем. Но германские солдаты нигде не выходили из повиновения офицерам. Они «братались» только там, где им разрешали, и делали это под надзором своих командиров. В тылу продолжались митинги и собрания. Дисциплина стремительно падала, все шло к полной анархии. Идея демократизации воюющей армии оказалась нереальной, войсковые командиры, солдатские комитеты и комиссары Временного правительства не могли остановить массовое дезертирство и оставление позиций без приказа.1-го декабря жуткую картину увидели члены делегации Западного фронта, которые по ходам сообщения шли на передовую. Единственное, что уцелело в Сморгони – это выложенные булыжником мостовые. От домов мало что осталось. У костела, стоявшего на восточной окраине, держались две-три стены.4-го декабря в местечке Солы представителями 2-й, 3-й и 10-й армий Западного фронта было подписано перемирие.Боевые действия на всем протяжении фронта – от Видзы до Припяти приостанавливались на два месяца. Упоминания о Сморгони ушли из боевых сводок. 18-го февраля 1918 года в 12 часов дня, когда срок заключенного перемирия истек, германские войска по всему фронту перешли в наступление. Сопротивление остававшихся русских частей было сломлено. Взяв Сморгонь, немцы пошли на  Минск.Погибших  в  тот  день,  но  не  бросивших  фронт  русских  солдат  и  офицеров  похоронили  вернувшиеся  в  город  жители  уже  спустя  несколько  месяцев.Сморгонь была единственным городом на фронте от Балтийского до Черного моря, который так долго и упорно – 810 дней – защищала российская армия в Первую мировую войну. Городом – достойным титула «Города воинской Славы».О «героях  Сморгони» в 1915-17-м годах писали газеты и журналы, многие военачальники и общественные деятели бывали на этом участке фронта, известные в последствии люди воевали здесь в разные годы, оставили свои воспоминания в мемуарной и художественной литературе. Каждый из них по-своему видел и оценивал те события, но в одном они были едины – они любили свою Родину и готовы были отдать за нее жизньВ октябре 15- го у Сморгони был ранен будущий Маршал Советского Союза и министр обороны СССР, пулеметчик 256-го Елисаветградского полка Родион Малиновский.В 16-м тут водил в атаки своих солдат поручик 16-го Менгрельского гренадерского полка Михаил Зощенко. В 64-й артбригаде воевал вольноопределяющийся Валентин Катаев. Фельдшером санитарного поезда бывал у Сморгони Константин Паустовский - впоследствии известные российские писатели.В 17-м 16-м Менгрельским гренадерским полком командовал полковник Борис Михайлович Шапошников, еще один будущий Маршал Советского Союза.Храбро сражался у Крево осенью 1915-го командир 14-й роты 6-го Финляндского стрелкового полка поручик Владимир Триандафиллов,  известный советский военный теоретик.Ефрейтором-корректировщиком в 25-м корпусном авиаотряде служил уроженец Могилевщины, Степан Красовский, впоследствии Маршал авиации.В 62-й пехотной дивизии воевал в 17-м у Крево прапорщик Генрих Эйхе, командующий войсками Минского района в 1921-1922. Умело руководил штабом 64-й пехотной дивизии в 1915-м  полковник Михаил Дроздовский, лично водил в атаку 2-й батальон преображенцев капитан Александр  Кутепов -  известные генералы Белого движения.Жуткие воспоминания о немецких газовых атаках в Сморгони остались у дочери Льва Толстого Александры Толстой, заведовавшей госпиталем в Залесье.Десятки тысяч солдат и офицеров, в том числе  и  белорусов,  храбро сражались за Родину на сморгонских позициях.Сотни неизвестных и уже около 900 поименно известных героев Сморгони и Крево стали в тех боях Георгиевскими кавалерами.Подвиг героев Первой мировой войны на белорусской земле – это наша и трагедия , и Слава!В 2006-м году российский Военно-исторический журнал написал:«810-дневную борьбу в 1915-1917 годах за небольшой  белорусский городок Сморгонь…невольно хочется соотнести…с борьбой блокадного Ленинграда во время Великой Отечественной войны ».

{moscomment}

Last Updated ( Вторник, 09 Декабрь 2008 )