ТВЕРЖЕ БЕТОНА И СТАЛИ
25.09.2007

А.А. Крупенников
из книги В ПЕРВЫХ БОЯХ

сборник статей и очерков о начальном периоде Великой Отечественной войны

Красногорск, 1998

Автор на основе воспоминаний оставшихся свидетелей а также  на основе документов детально восстанавливает события развернувшиеся в укрепленных районах на новой границе в первые дни войны. Множество деталей и подробностей воспоминаний участников в полной мере дают понять и почуствовать весь трагизм и остроту развернувшихся событий. Приводятся имена и фамили многих участников тех событий.

ТВЕРЖЕ БЕТОНА И СТАЛИ

 

А.А. Крупенников

из книги

В ПЕРВЫХ БОЯХ

сборник статей и очерков о начальном периоде Великой Отечественной войны

Красногорск, 1998

"Защитники ДОТов сражаются геройски.... И даже если все мы погибнем: "Да здравствует победа Красной Армии! Да здравствует коммунизм!"

Из донесения неизвестного коменданта советского ДОТа под Рава-Русской. Июнь 1941 года. 

 

Захваченный врагом, этот документ, отрывок из которого вынесен в эпиграф, в подлиннике своем, очевидно, был уничтожен. Судьба многих документов, как и судьбы людей, в годы войны складывались невероятно сложно. Донесение, найденное в руинах подорванного врагом ДОТа, на останках советского офицера, было переведено гитлеровцами и приложено к своему докладу об итогах боев за советские укрепления на границе. А потом времена переменились. И вот уже разгромлен вражеский штаб, и советский переводчик в числе прочих документов переводит снова на русский, на язык подлинника, эти слова, волнующие нас и сегодня.

Долгие годы о судьбе гарнизонов ДОТов, построенных перед войной на границе, мы практически ничего не знали. Теперь, наконец, можно с полной уверенностью сказать, что на границе в июне 1941 года в жестоких боях с врагом сражались сотни маленьких крепостей. О боевой стойкости и мужестве некоторых из этих гарнизонов наш рассказ.

Эта тема мало раскрыта в нашей исторической литературе. Многие события, имена и подвиги десятилетиями не были известны. Другие, к сожалению, неизвестны и до сих пор. Ведь ДОТы строились у самой границы, они неподвижны и их маленькие, часто в несколько человек гарнизоны, окруженные врагом, погибая, уходили в безвестие, в небытие.

Прежде чем попытаться сделать обзор хода боев и подвигов воинов отдельных укреплений и опорных пунктов укрепрайонов, необходимо сделать небольшое введение в суть вопроса. Опыт 1-й мировой войны и особенно успешная оборона французами укреплений т.н. Линии Мажино, которую немецкие войска так и не смогли преодолеть, горький опыт боев по преодолению советскими войсками укреплений Линии Маннергейма на Карельском перешейке во время советско-финской войны 1939-1940 гг. стали своего рода побудительным мотивом к созданию оборонной фортификации перед войной на границе с Германией. Создаваемые в приграничье укрепрайоны должны были стать основой в деле прикрытия границы в случае начала войны. Как правило, укрепрайон включал в себя три оборонительных полосы: предполье, главная оборонительная полоса и тыловая оборонительная полоса. Предполье проходило в 1-3 километрах перед главной оборонительной полосой, которая состояла из сооружений полевого типа - окопов для размещения стрелковых подразделений, пулеметов, минометов, противотанковых орудий, минных полей с противотанковыми и противопехотными минами и противотанковых инженерных сооружений.

Важнейшую часть оборонительной позиции составляла главная оборонительная полоса. Ее костяк, ее основу должны были составлять ДОТы (долговременные огневые точки) укрепрайона. Важнейшая тактическая задача укрепрайона - заставить противника вести фронтальное наступление, что требовало завершенности системы укрепленных районов и обязательного заполнения их полевыми войсками. Ясно, что это требовало большого времени для строительства, оснащения укреплений вооружением и подготовки войск. Фронтальное наступление на укрепрайон требовало от противника привлечения, в свою очередь, значительных сил и средств. Как правило, укрепрайон по фронту достигал 100-120 километров и имел в своем составе от 3 до 8 узлов обороны (УО). В свою очередь узел обороны укрепрайона состоял из 3-5 опорных пунктов (ОП). Узел обороны укрепрайона, имея фронт в 8-10 километров, занимался отдельным пулеметным батальоном (опб). Перед войной там, где на вооружении ДОТов преобладала артиллерия, вместо опб создавались артиллерийско-пулеметные батальоны и дивизионы.

На участке обороны опб в оборонительных сооружениях полевого типа между его опорными пунктами располагался  глубоко  эшелонированный стрелковый полк, старшим которого был командир стрелкового полка. Командный пункт располагался обычно на одном из опорных пунктов - рядом с командным пунктом командира узла обороны. Сам опорный пункт обычно занимался пулеметной ротой опб или батареей артпулеметного дивизиона. На позициях опорного пункта располагался стрелковый батальон. Командиры стрелковых батальонов полевых войск и пулеметных рот УРа имели совместные командные пункты. На тыловой оборонительной полосе обычно размещались резервы. Советское командование рассматривало укрепление местности не как пассивное, а как высокоактивное средство борьбы. В силу этого в укрепрайонах, строившихся перед войной, резко возрастало насыщение артиллерией, вводились гаубично-артиллерийские полки для обеспечения маневра артогнем в полосе УРа. Особое внимание уделялось фланкирующему огню опб, противотанковой обороне. Каждый УО строился в расчете на ведение круговой обороны.

В конце 20-х и первой половине 30-х годов линия обороны из укрепрайонов, т.н. "Линия Сталина", была построена вдоль западной границы СССР со странами Прибалтики и Польши. Она была несовершенна и не завершена, плотность долговременных огневых сооружений недостаточна, на их вооружении были пулеметы. События 1939 года - начавшаяся Вторая мировая война, передел границ Восточной Европы, в том числе и в результате тайного сговора Гитлера со Сталиным, по-новому поставили вопрос о строительстве укрепрайонов, а неудачи с преодолением Линии Маннергейма в ходе советско-финской войны 1939-гг. доказали большое значение укрепрайонов в повышении обороноспособности границы. Их было решено строить в первую очередь вдоль новой границы с Германией, проходившей по западу воссоединенных с Украиной и Белоруссией земель, по линии раздела Польши от Гродно до Перемышля - в основном по водным рубежам - рекам Нарев, Южный Буг, Сан. В Литве на границе с Восточной Пруссией и на юге на границе со Словакией (куда были введены венгерские войска) и Румынией строительство укрепрайонов лишь намечалось, построить удалось только несколько небольших опорных пунктов. В боях из них могли участвовать лишь единицы. Рекогносцировка границы на предмет строительства УРов и контроль за ходом строительства проводились уже с осени 1939 года под руководством лучших инженеров-фортификаторов, в т.ч. генерала Д М. Карбышева, которого война застала с миссией проверки хода строительства на границе в районе Гродно. Так, было предусмотрено строительство четырех укрепрайонов в полосе Западного Особого военного округа: Гродненского 68-го, Осовецкого 66-го, Замбровского 64-го и Брестского 62-го и четырех в полосе Киевского Особого военного округа: Владимир-Волынского 2-го, Каменка-Струмиловского 4-го, Рава-Русского 6-го и Перемышльского 8-го УРов. (О Ковельском - только намечавшемся и строящемся Каменец-Подольском я не пишу. Речь идет об укрепрайонах, широко участвовавших в боях. - А.К.)

Image

Расположение укрепрайонов на новой границе

Выбор мест строительства укреплений с чисто инженерной точки зрения был, как правило, безупречным: все ДОТы возводились (или предполагались к возведению) по холмам и высоткам в тесной увязке и взаимодействии друг с другом. Дело в том, что укрепрайоны в отличие от всех других видов и родов сухопутных войск привязаны к земле, неподвижны, и поэтому их штатная структура менее шаблонна: были укрепрайоны, включавшие до 8 узлов обороны, а были только с 3-4 и даже 1-2. Огромную роль играло предположение о главных направлениях возможного наступления врага. Так, Брестский укрепрайон все три главных узла обороны имел по восточному берегу р. Западный Буг к северо-западу от Бреста, с Брестской крепостью на его левом фланге. К югу от Бреста, практически на 100 километров по Западному Бугу, учитывая лесисто-болотистую местность и слабое развитие дорог, строительство укреплений не предполагалось. Между укрепрайонами и их узлами обороны в ряде случаев имелись довольно большие разрывы, которые назывались на чертежах и схемах, как "тыловая полоса обороны", возводимая в первый месяц войны.

Существенным недостатком являлось то, что ДОТы, расположенные по высоткам рек Нарев, Западный Буг и Сан, были видны с сопредельной территории и зачастую засекались врагом при их строительстве, несмотря на все меры маскировки. Представляется более удачным другой из предложенных вариантов размещения укрепрайонов, который, к сожалению, не был принят. Согласно этому варианту оборонительные рубежи предлагалось разместить с учетом естественно-природных условий на удалении от линии государственной границы в 25-50 км. Это позволило бы вести сооружение опорных пунктов скрытно от противника, а при внезапном нападении успеть разместить в построенных долговременных и полевых сооружениях наши войска.

Может быть, строительство укрепрайонов не стоило начинать. Оно было начато в 1940 году, когда в мире шла уже Вторая мировая война. Дорогостоящее по средствам и требующее огромных затрат, оно было рассчитано на несколько лет (неужели Сталин был так уверен, что Вторая мировая война не затронет СССР? - А.К.) и конечно к началу агрессии Германии против СССР было далеко от завершения. Очевидно (точнее: теперь очевидно), что решение о строительстве укрепрайонов первой линии вдоль новой государственной границы, принятое в условиях, когда в мире уже шла война, теперь следует считать ошибочным. Вместе с тем нельзя не считать ошибкой и демонтаж или консервацию системы укрепрайонов на старой государственной границе, на уже упомянутой т.н. Линии Сталина. Теперь ясно, что в ситуации 1940-1941 гг. было бы более правильным использовать огромные материальные и людские ресурсы, затраченные на возведение укрепрайонов, на создание системы глубоко эшелонированных полевых рубежей с размещением на них на постоянной основе наших войск с одновременным сохранением, достройкой и усилением советских укрепрайонов вдоль линии старой государственной границы. Но все мы умны задним числом.

И все же укрепления на новой границе строились по самым совершенным проектам. ДОТы были, как правило, артиллерийско-пулеметными, т.е. имели 76-мм или 45-мм орудия и пулеметы в шарнирном креплении. Выбор их позиций и компоновка были, как правило, удачны, железобетон из стали и цемента высоких марок с добавкой гранита был высокопрочен. Предусматривалось все необходимое, чтобы гарнизон мог вести упорную самоотверженную борьбу.

"Не подлежит никакому сомнению, - докладывал командир 293 пехотной дивизии на исходе июня 1941г., завершая осаду ряда советских укреплений в районе м. Семятичи, что северо-западнее Бреста, - что преодоление укрепрайона после его завершения  потребовало бы тяжелых жертв и применения тяжелого оружия больших калибров". ДОТ сооружается, как правило, из монолитного железобетона и является основной ячейкой системы долговременного пояса укреплений. Обычно это двух- и даже трехэтажное сооружение, но лишь его верх с бойницами и амбразурами немного возвышается над землей. Этот верхний боевой этаж с огневыми отсеками, в которых устанавливаются орудия и пулеметы, наиболее укреплен. Нижний этаж (или этажи в зависимости от типа сооружения), отводится для жизнеобеспечения гарнизона: склада боеприпасов, хранилищ для воды и продовольствия, места для силовой установки, места для отдыха гарнизона и т.п. Каждое из помещений отделено от другого железобетонными стенами. Сила ДОТа - в моральной стойкости, боевой обученности и сплоченности гарнизона, в мощи огня совершенного вооружения, в крепости железобетонных стен.

ДОТ, по ограниченности обзора из него, очень похож на танк, да к тому же еще он неподвижен. И так же, как танк, он беззащитен, когда обороняется один, без прикрытия огнем из других ДОТов и без наличия т.н. пехотного заполнения на участке обороны. Поэтому ДОТы опорного пункта должны быть расположены так, чтобы полностью перекрывать огнем подходы один к другому, и иметь тактически осмысленное пространство, особенно спереди и на флангах, для пехотного заполнения.

Каково же было число советских укреплений - ДОТов на новой государственной границе, которую утром на рассвете 22 июня 1941 года нарушил агрессор? К лету 1941 года укрепления возводились вдоль линии всей государственной границы от Балтики до Черного моря и частично также на границе с Финляндией. Разумеется не сплошняком, а в 1-ю очередь на участках особо опасных направлений. Естественно, на территории Литвы, а также Молдавии и Черновицкой области Украины, вошедших в состав СССР летом 1940 года, строительство только началось. Поэтому в наших расчетах о количестве боеспособных ДОТов, а потом и о ходе боев на их участках мы остановимся на 4-х укрепрайонах Западного ОВО:

Гродненском 68-м - 107 ДОТов;

Осовецком 66-м     - 57 ДОТов;

Замбровском 64-м - 54 ДОТа;

Брестском 62-м     - 92 ДОТа.

Таким образом, в полосе Западного фронта в боевой готовности должно было находиться 310 ДОТов, В.А. Анфилов называет 193 сооружения. Он ближе к истине, но реально в боях участвовало значительно меньшее число ДОТов. Это мы увидим на примере Гродненского или Брестского укрепрайонов.

В 4-х укрепрайонах КОВО было:

Владимир-Волынском 2-м - 97 ДОТов;

Каменка-Струмиловском 4-м - 84 ДОТа;

Рава-Русском 6-м - 91 ДОТ;

Перемышльском 8-м - 99 ДОТов.

Итак, на Юго-западном фронте, в полосе от Перемышля до Владимир-Волынска был в боевой готовности якобы 371 ДОТ. Но и здесь реально участвовало в боях значительно меньше точек. В данном обзоре будут также названы факты героизма защитников ряда ДЗОТов (деревоземляных огневых точек) строящегося 9-го Ковельского укрепрайона.

Следует учесть, что не все из показанных в данной таблице ДОТов были в состоянии боевой готовности. Гарнизоны ДОТов были укомплектованы не полностью, не хватало вооружения, боеприпасов, средств связи, не все укрепления были полностью оборудованы, особенно силовыми установками.

Маскировка ДОТов, возведенных весной и в начале лета, в основном обкладкой дерном, а также срезанными деревьями и кустами, к началу боев пожелтела, и ДОТы заметно выделялись на местности. В ряде случаев у ДОТов не были расчищены сектора стрельбы - мешали неотcеленные хутора, кусты, складки местности. Серьезные недостатки имели место и в боевой подготовке гарнизонов ДОТов, особенно по тактике и огневой: совместных занятий с полевыми войсками было мало, боевые стрельбы из штатных орудий не проводились (мешали хутора и близкое размещение укреплений к границе).

В состав системы будущих укрепрайонов должны были также войти сооружения старых русских крепостей Гродно, Осовца, Ломжи и Бреста. Но к модернизации крепостей приступить не успели. Построенные ДОТы в силу своей малочисленности еще не создавали систему укреплений. Только на отдельных участках границы обозначились опорные пункты, узлы обороны отдельных пулеметных и пулеметно-артиллерийский батальонов. Между укрепрайонами были разрывы, нередко в десятки километров. Имелись разрывы между опорными пунктами рот и узлами обороны  батальонов. ДОТы недостаточно  прикрывали друг друга и не были связаны единой системой огня, полевые укрепления в разрывах только строились и не были заняты войсками.

А теперь обратимся к интересному документу, составленному противником.

В феврале 1942 года, после обстоятельного изучения советских укреплений на нашей границе, штаб верховного командования сухопутных войск противника выпустил книгу "Denkschrift über die russische Landesbefestigung'', в которой помещены следующие сведения:

Сопоставление числа русских укреплений и укреплений линии Мажино:

 

 Длина, кмЧисло ДОТовПлотность на км
Россия
Укрепления вдоль новой границы130011130,9
Укрепления вдоль старой границы183530961,7
Франция
Линия Мажино84860857,7
 

Как видим, немцы просчитали бетонные коробки ДОТов от Балтики до Перемышля и насчитали 1113 единиц, т.е. менее одного ДОТа на километр фронта, но ведь они не все действовали. По нашим расчетам, в утро начала войны в лучшем случае вели огонь по врагу 350-400 ДОТов.

Т.е. линии укрепрайонов у нас ни на новой, ни на старой границе фактически не было. За редкими случаями не было и полевого заполнения на уровне укреплений. Скажем, к укреплениям 18 опб Брестского УРа должны были выйти части 42-й стрелковой дивизии из района Бреста. Это 10-15-25 км к северо-западу от Бреста вдоль границы под огнем противника. И так было за немногими исключениями вдоль всей границы. Стоит ли удивляться, что крупные моторизованные и танковые соединения противника при господстве вражеской авиации в воздухе на направлениях главных ударов легко нашли слабо прикрытые участки границы, буквально раздавили небольшие узлы сопротивления в виде погранзастав и опорных пунктов укрепрайонов, а оказавшие наиболее сильное сопротивление узлы обороны укрепрайонов с успевшими подойти к ним нашими полевыми войсками, обошли и блокировали. Руководствуясь известным изречением "Никто не забыт, ничто не забыто", автор этих строк на протяжении многих лет работал над советскими и немецкими архивными источниками и разного рода другими материалами. Сложность вопроса состоит в том, что все сооружения вели борьбу в окружении, в глубоком тылу наступавших немецких войск, и поэтому лишь в редких случаях источники отложились в архивах нашей отступавшей армии, терпевшей в первый период войны поражение за поражением. В целях большей полноты и объективности в оценке собираемого материала пришлось объехать большинство мест этих боев от Гродно на севере до Равы-Русской на юге, включая и район Семятичи-Дрохичина, находящийся ныне на территории Польши. И тем не менее, в ряде случаев приходится лишь констатировать подвиг. Скудость сведений, а во многих случаях лишь их принадлежность только к фонду трофейных материалов не позволили раскрыть имена многих героев, описать детали боев. Здесь будет рассказано о наиболее выдающихся фактах героизма и стойкости, большинство из них было опубликовано впервые мною.

Итак, первым пунктом ожесточенной борьбы на позициях наших укреплений был район местечка Сопоцкино под г. Гродно.

Image

Участок границы под г. Гродно

Наше внимание к этому району привлекло печальное событие, каких немало случалось после войны на земле Белоруссии. Осенью 1963 года геологи, работавшие у пограничного местечка Сопоцкино, обнаружили под бетонными глыбами взорванного ДОТа останки воинов - его защитников. Время не сохранило солдатские документы. Только у одного из погибших нашли медальон на имя красноармейца Хадиба Хабирова, уроженца Башкирии. Хадиб вместе с его девятью боевыми друзьями покоится в братской могиле в местечке Сопоцкино. Об их боевых делах говорят руины ДОТа, который до последнего часа они защищали.

Но и донесения противника довольно обстоятельно говорят об этих боях. В донесении командира 28 пехотной дивизии говорится: "На участке укреплений от Солоцкино и севернее... речь идет прежде всего о противнике, который твердо решил держаться любой ценой и выполнил это. Наступление по действующим в настоящее время основным принципам не давало здесь успеха... Только с помощью мощных подрывных средств можно было уничтожить один ДОТ за другим... Для захвата многочисленных сооружений средств дивизии было недостаточно". В документах говорится, что "русские защищаются в оборонительных сооружениях умело и искусно", неожиданно открывают огонь, нередко переходят в контратаки, дерутся врукопашную, осаждавшим "приходилось неоднократно отражать многочисленные и внезапные вылазки русских... солдаты же, прорвавшиеся из ДОТов на открытую местность, и там оказывали упорное сопротивление". Даже в ДОТе, сетовал враг, недостаточно взорвать одну амбразуру или выход из сооружения. "Приходилось вести борьбу за каждое помещение, так как, как правило, удавалось захватить лишь тех солдат, которые находились в данном подорванном отсеке".

Image

Схема опорных пунктов, участвовавших в боевых действиях в начале ВОВ

Судя по донесениям, гитлеровцы полагали: в ДОТах сражались офицерские части или войска специального назначения. В действительности это были рядовые, линейные подразделения и части укрепленных районов. Так, в районе Гродно вновь построенные ДОТы занимали подразделения 68 Гродненского укрепрайона - его 9-й Отдельный пулеметный батальон в районе Сопоцкино и 10-й Отдельный пулеметный батальон в районе Липска. Воины этих частей укрепрайона с самого начала войны героически и самоотверженно отстаивали свои позиции. Об этом свидетельствует донесение начальника Отдела политической пропаганды 68 УРа полкового комиссара Хабровицкого от 30.06.1941 года "О боевых действиях частей 68 УРа с 22.06.1941 года", в котором говорится: "22.06.1941 года в 4 часа противник открыл сильный артогонь по всему району 9 и 10 опб. После 1,5 часовой артподготовки противник перешел в наступление, пульбаты вступили в бой, открыв огонь из ДОТов по наступающему противнику... До 14.00 22.06.1941 г. с командного пункта комендант УРа поддерживал с пульбатами телефонную связь, которая позднее прекратилась и восстановить ее не удалось, так как к этому времени полевые войска отошли... Судьба личного состава 9 и 10 Отдельных пулеметных батальонов, находившихся в ДОТах, неизвестна". В донесении говорилось, что батальоны укрепрайона были подняты по боевой тревоге ночью за два часа до нападения фашистов и до начала вражеской артподготовки успели занять ДОТы, загрузить в них боеприпасы. Для оказания помощи штабом и отделом политической пропаганды укрепрайона в 9-й опб были направлены начальник штаба артиллерии капитан А.И. Титов и начальник партийной школы Г.Л. Гришаев.

Image

Начальник партийной школы Г.Л. Гришаев

Image

Начальник штаба артиллерии капитан А.И. Титов

В середине дня 22 июня враг прорвал линию фронта на стыке пулеметных батальонов, вышел на левый фланг, а затем и в тыл 9-го опб. Были обойдены ДОТы и 10 батальона. Наши воины, сражавшиеся в ДОТах, оказались отрезанными...

Image

Позиции ДОТов в районе Семятич

Работа над архивными документами и в Главном управлении кадров Министерства Обороны позволила установить новые факты о боях в ДОТах укрепрайонов, выявить имена многих воинов-героев этой борьбы, найти некоторых оставшихся в живых защитников.

В августе 1941 года линию фронта под городом Речица на Днепре перешла группа советских офицеров. Они еле передвигались, были до предела измождены. В составе группы были офицеры из руководства 68 укрепрайона А.И. Титов и Г.Л. Гришаев. Их письменные доклады командованию раскрывали новые имена, приводили новые факты. Когда в 4 часа утра 22 июня, писали офицеры, противник открыл ураганный огонь, а в воздухе появились вражеские самолеты, местечко Сопоцкино и ближайшие деревни вскоре заполыхали огнями пожаров. Командир 9 Отдельного пулеметного батальона капитан Петр Васильевич Жила вместе с прибывшими офицерами выехал на командный пункт, находившийся в ДОТе. Он лично возглавил борьбу опорных пунктов с наседавшим врагом. А.И. Титов и Г.Л. Гришаев помогали комбату.

Вплоть до 26 июня 1941 года гарнизоны ДОТов батальона вели ожесточенный бой с врагом, это были необычайно героические и полные трагизма дни. Сражались в полном отрыве от своих сил. Отбивали атаки противника в лоб, с тыла и флангов. Отбивали натиск его штурмовых групп, вооруженных штурмовыми орудиями, скорострельными пушками и пулеметами, дымовыми зарядами и взрывчаткой. Лишь частично построенные ДОТы сражались в одиночку или мелкими группами, часто не имея огневой связи друг с другом, не прикрывая друг друга. Поэтому бойцам, вооруженным пулеметами и винтовками, приходилось нередко вести бой из окопов, вырытых на подступах к укреплениям. Используя непростреливаемые из ДОТов участки и численную слабость наших укреплений, гитлеровцам удавалось одно за другим блокировать укрепления и подрывать их. И тогда командир батальона П.В. Жила решает пойти на прорыв.

Image

Командир батальона П.В. Жила

На правом фланге, тоже в окружении, у самого Немана, сражался, истекая кровью, 213-й стрелковый полк 56-й стрелковой дивизии. Его командир майор Яковлев Тимофей Яковлевич предложил совместно форсировать Неман у селения Гожа, а потом, двигаясь лесами в северо-восточном направлении, пробиваясь к линии фронта. В ходе жестокого боя 26 июня 1941 года остатки полка и батальона форсировали Неман, продвигаясь в направлении на Друскеники.

Image

Майор Яковлев Тимофей Яковлевич

При этом под Друскениками выдержали ожесточенную схватку с врагом, разгромив часть его сил. Бывший курсант учебной роты полка, учитель Султан Аскерханов сообщил, что это был 142 пехотный полк противника. При этом, пишет он, было взято 180 пленных, 15 машин, повозки, оружие, знамя. "Я хорошо помню, - заключает он, - что знамя взял старший сержант Комиссаров, родом из Орехово-Зуева под Москвой." Движение на восток, к фронту, продолжалось. В нескольких боях и стычках с преследовавшими остатки полка и батальона гитлеровцами погибли многие бойцы и командиры, среди них комиссар полка Черных, политрук Репало, младший лейтенант Тибилов. Раненым был схвачен врагом командир 213 стрелкового полка майор Т.Я. Яковлев. О его последних часах жизни рассказывает встретивший Яковлева во вражеском концлагере Сувалки бывший писарь первого батальона, однофамилец своего командира полка красноармеец Л.Ф. Яковлев: "Он был худ, избит, в порванной одежде, ранен, но в своей форме. На прощание уверил нас в неизбежной победе над фашистами. "Не гнитесь перед врагом, сражайтесь и боритесь кто и где как сможет" - это было его последнее к нам обращение, нас уже пинками гнали дальше. А позднее мы услышали, что майора Яковлева враги застрелили. При его ненависти к врагу этому нельзя было не поверить."

И все же нескольким группам бойцов и командиров 213 стрелкового полка и 9 пулеметного батальона удалось достичь линии фронта, присоединиться к своим. Был среди них и капитан П.В. Жила. Он продолжал сражаться на фронте, получил звание майора, командуя стрелковым полком. В январе 1943 года в бою под Новороссийском был тяжело ранен, лишился ноги. И жил после войны в Ростове-на-Дону. В свое время от него поступило письмо: "Мужественно сражались все гарнизоны, - пишет он. - И укрепления 1-й роты лейтенанта Паниклева И.А., располагавшейся по Августовскому каналу от реки Неман. И расчеты 2-й роты у села Новоселки, фамилию командира которой, к сожалению, забыл. Этой роте принадлежал ДОТ, в котором погибли X. Хабиров и его боевые друзья. И учебная рота лейтенанта Кабылкина Т.И. в районе деревни Новинки. 3-я рота нашего батальона располагалась от нас в большом отрыве - в районе г. Августов. Как там обстояло дело, сведений не имею. Трудно выделить кого-то особо. Если враг не прошел и не прорвал оборону 9-го отдельного пулеметного батальона, значит сражались не отдельные лица, а весь состав батальона достойно встретил врага."

Трагично сложилась фронтовая судьба А.И. Титова и Г.Л. Гришаева. Они после выхода из окружения снова вернулись на фронт, командовали полками. Подполковник А.И. Титов погиб 23 сентября 1944 года, командуя артиллерией 12-й Краснознаменной бригады морской пехоты, подполковник Г.Л. Гришаев погиб в июле 1944 года, командуя стрелковым полком. "В течение долгих четырех дней 22-25 июня 1941 года, - писал 24 мая 1944 года, незадолго до своей гибели, подполковник Гришаев, - гарнизоны ДОТов вели бой имеющимся одним боекомплектом. Немцы блокировали целый ряд ДОТов, Сжигали и подрывали закрывавшиеся на массивные двери расчеты. В ДОТах погибали и семьи офицерского состава, сражавшиеся вместе со своими отцами и мужьями."

Самоотверженно оборонялись в районе деревни Новинки гарнизоны нескольких ДОТов учебной роты. Это в первую очередь ДОТ 59 младшего лейтенанта П.Н. Чусь, ДОТ 72 лейтенанта В. А. Пилькевича и ряд других укреплений. Гитлеровцы одно за другим подрывали эти укрепления. В ДОТе 51, как сообщил проживавший в городе Гродно бывший его комендант В.Г. Мачулин, особенно геройски проявили себя младший сержант Сорокин, курсанты учебной роты Евсеев, Абдрахманов.

Воины батальона доставили много хлопот штурмовавшим их позиции гитлеровцам. До последней возможности они прикрывали подступы к своим укреплениям, находясь как во вне их, во внешнем охранении, так и внутри. Когда же вражеским штурмовым группам, наконец, удавалось подобраться непосредственно к ДОТу, они все равно не сдавались, а укрывались в его глубине. Это были вынуждены признать в своих донесениях гитлеровцы. Так, командир вражеской 28 пехотной дивизии в донесении о боях за советские ДОТы в районе Сопоцкино писал: "Гарнизоны укрывались при атаке в нижних этажах. Там их невозможно было захватить... Как только штурмовые группы откатывались, противник снова оживал и занимал амбразуры, насколько они    были еще невредимы." И дальше: "Защитники долговременных оборонительных сооружений сражались упорно и ожесточенно. Они боролись в большинстве случаев до последнего человека."

Враг был вынужден признать несокрушимую стойкость советских воинов. С такой самоотверженностью немцы столкнулись впервые. В одном из документов немецкого командования находим запись: "В одном укреплении сражался последний оставшийся в живых человек. Он стрелял даже тогда, когда ДОТ взорвали. Этот защитник убил двух немецких унтер-офицеров, когда они попытались после взрыва войти в бункер. Раненый офицер взорвал себя, положив на грудь гранату и спустив чеку, после того как он не мог уже больше стрелять."

Это вынужденное признание врага о подвиге советского офицера участник боев в 59 ДОТе, бывший курсант Учебной роты 9 опб, проживавший в с. Барятин Тульской области Андрей Данилович Шмелев связывает с именем своего командира. "Младший лейтенант П.Н. Чусь - комендант нашего ДОТа 59, - пишет он, - из пулемета уложил много гитлеровцев. Когда они ворвались в ДОТ, он подорвал себя гранатой, одновременно уничтожив двух вражеских унтер-офицеров." Так погиб отважный советский офицер П.Н. Чусь, до сих пор числящийся в списках пропавших без вести воинов великой войны.

В борьбе против наших укреплений гитлеровцы применяли все: дымовые шашки, огнеметы, артиллерию разных калибров вплоть до тяжелых штурмовых и бетонобойных систем, подрывали ДОТы зарядами тола в 150-200 кг. Были попраны все нормы ведения войны, элементарные законы человечности. "Русские в укреплениях борются исключительно ожесточенно, - доносит командир 43-го фашистского штурмового батальона. - Даже тяжело раненный, умирающий русский, который стонет в агонии на земле, продолжает борьбу. Поэтому необходимо каждого обнаруженного в ДОТе раненного или убитого многими выстрелами из пистолета делать совершенно не опасными для наших войск".

Документ потрясающего цинизма! Пристреливать раненых, надругаться над трупами убитых... И это делали линейные войска вермахта! Не только пристреливали раненых, но и спокойно оставляли тяжело раненых умирать в пороховом и газовом дыму. "Число убитых в ДОТе, - сообщает командир 742-го саперного батальона, - определять не стали, т.к. из-за скопившихся там взрывных газов заходить в ДОТ было нельзя".

А.Д. Шмелев продолжает: "В ДОТе 59 нас осталось раненых четверо курсантов и сержант Воронин. Их фамилии: Кузьминых, Петров, а четвертого не помню. Биться было нечем, и 27 июня мы затихли. А на следующий день в ДОТ ворвались фашисты, и посадив нас к стене (стоять мы не могли), расстреляли. Я с простреленной грудью остался жить".

В ходе исследования удалось найти несколько оставшихся в живых солдат и командиров, оборонявших ДОТы под Гродно. Интересные сведения о взаимодействии своего ДОТа 51 с пограничной заставой лейтенанта В.И. Усова, посмертно удостоенного звания Героя Советского Союза, приводит бывший комендант ДОТа лейтенант в отставке В.Г. Мачулин: "Сразу же после вражеской артиллерийской подготовки заговорила огнем застава Усова, находившаяся примерно в километре от нас. До 8-9 часов утра с этого направления к нам не приблизился не один немецкий солдат". Бывший командир саперного взвода 172-го саперного батальона лейтенант в отставке Д.И. Федькин так вспоминает об этой заставе: "Особенно хочется отметить мужество пограничников, которые оставили свою заставу только на четвертые сутки, т.е. 25 июня. Не имея ДОТов и тяжелого оружия, они наносили врагу чувствительные потери".

П.В. Жила, В.Г. Мачулин, Л.И. Ирин и другие в своих воспоминаниях называют имена героев боев в ДОТах под Сопоцкино: лейтенанта Т.И. Кабылкина, младшего лейтенанта Ф.Т. Суетова, младшего лейтенанта И.А. Паниклева и др.

Мачулин отмечает, что действия защитников ДОТов были особенно успешны и результативны там, где вместе с ними успели развернуться полевые войска. "На участке 1-й роты, - пишет он, - закрепился стрелковый полк (имеется в виду 213 сп - А.К.), там дело было по-другому. Как рассказали мне уже после войны местные жители, здесь были траншеи, в которых в три-четыре ряда лежали истребленные гитлеровцы. После боев оккупанты вывозили их останки". В сводке вражеского командования о потерях 28 пехотной дивизии за первый месяц войны называется довольно внушительная для дивизии цифра - 1814 человек убитых и раненых солдат и офицеров.

Есть основания утверждать, что значительную часть этих потерь дивизия понесла в боях за ДОТы под Гродно.

Позиции 10-го  опб, сражавшегося под Липском (ныне это территория Польши), с первых часов войны оказались окруженными и были отрезаны от наших частей, но воины сражались самоотверженно и выполнили свой долг. На мой запрос директор военного музея в Белостоке г-н Зигмунт Коштыла сообщил, что на участке боев батальона они насчитали руины 52-х несущих на себе след ожесточенных боев сооружений. Местные жители свидетельствуют, что здесь советские воины сражались не на жизнь, а на смерть, защищая каждую позицию, каждый ДОТ. Предстоит многое сделать, чтобы раскрыть обстоятельства этой борьбы, узнать новые имена. Надо сказать здесь, что такого числа ДОТов в этом батальоне не было. Возможно были использованы укрепления, построенные поляками для прикрытия со стороны Восточной Пруссии.

Имеются прямые сведения о боевых действиях в окружении и ряда подразделений 66-го Осовецкого и 64-го Замбровского укрепрайонов, позиции которых ныне также находятся на территории Польши.

В докладной начальника оперативного отдела штаба 10 Армии подполковника С.А. Маркушевича говорилось "Пулеметные батальоны Осовецкого и Замбровского УРов с объявлением тревоги заняли огневые точки и многие из гарнизонов успешно отражали атаки противника и погибли в этих точках".

В другом документе говорится, что пульбаты указанных укрепрайонов заняли свои огневые позиции, "стойко их защищали и из боя не вышли".

Известно, что 2-я стрелковая дивизия, опираясь на сооружения 13-го опб 66-го Осовецкого укрепрайона, двое суток вела успешные бои с противником в районе крепости Осовец. Дивизия оставила свои позиции по приказу. Вместе с нею стояли подразделения управления и тыла укрепрайона. Но гарнизоны ряда его боевых сооружений еще долгое время продолжали ожесточенную борьбу непосредственно у границы. Из трофейных документов видно, что 87-я пехотная дивизия противника до 27 июня 1941 года не могла занять некоторые советские укрепления в районе крепости Осовец и южнее.

Особенно упорно оборонялись советские окруженные ДОТы в районе Винчента. Гитлеровцы применили здесь орудия разных калибров, мощные подрывные средства, дымовые свечи и шашки, подбирались к ДОТам, прикрываясь заграждениями из мешков с песком. Еще более упорную, хотя и на протяжении двух суток, борьбу за советские укрепления пришлось выдержать частям 7-й пехотной дивизии против 12-го и 14-го опб Замбровского укрепрайона в районе Шульбоже-Чижув, что на железной дороге из Варшавы в Белосток, а также в районе Ломжи. В донесении дивизии об итогах этих боев говорится: "Защитники ДОТов сражались исключительно упорно, буквально до последнего человека. В одном из ДОТов среди сражавшихся были установлены женщины и дети (так было во многих пунктах - А.К.). Защитники обороняются, отражая атаку на ДОТ. Потом оружие долго молчит. Но стоит атакующим неосторожно выдать себя, как вновь начинается ожесточенный огонь. Даже раненые стреляли из оружия, нередко ведя огонь даже сквозь открытые стволы орудий."

Строительство оборонительных сооружений 62-го Брестского УРа вдоль новой границы в районе Бреста началось летом 1940 года. Однако к началу войны удалось построить меньше половины намеченных по плану оборонительных объектов. Причем эти укрепления были оборудованы не полностью: в ДОТах нередко отсутствовали силовые агрегаты, не было воды, света. Телефонной кабельной связи между ДОТами в большинстве случаев не имелось, между подразделениями и со штабом укрепрайона связь была проводной. Опорные пункты рот, узлы обороны батальонов не были связаны огнем в единый оборонительный комплекс. К северо-западу от Бреста имелись участки в 10 и даже в 25 км, на которых долговременных укреплений вообще не возводилось. Здесь строились лишь сооружения полевого типа, и войск в них не было.

Построенные ДОТы были в основном одно- или двухамбразурные пулеметные, артиллерийско-пулеметные и артиллерийские. На ключевых позициях строились ДОТы в три-четыре и даже в пять амбразур. Вооружение их к началу войны содержалось на консервации, боеприпасы и продовольствие хранились на ротных и батальонных складах. Гарнизоны ДОТов в зависимости от их размеров состояли из 8-9 и 16-18 человек. В некоторых размещалось до 36-40 человек. Комендантами ДОТов назначались, как правило, офицеры. Однако к началу войны в подразделениях был большой некомплект в личном составе, поступавшее пополнение для действий в ДОТах не было подготовлено. Все это отрицательно повлияло на общую устойчивость обороны. И тем не менее с первых же дней войны на участках границы, где в ДОТах укрепрайона находились наши бойцы, противник встретил упорнейшее сопротивление.

Наиболее напряженные и длительные бои с противником вели воины 17-го артиллерийско-пулеметного батальона, располагавшегося в районе местечка Семятичи. В состав батальона входили три роты. Этот батальон по сравнению с другими имел больше готовых ДОТов и больше личного состава. Укрепления в опорных пунктах его рот были размещены компактнее, лучше прикрывали друг друга. Но между ротами огневой связи все же не было. 22 июня 1941 года рано утром первые распоряжения ротам об отражении атак противника отдал командир батальона капитан А.И. Постовалов. Но к полудню первого дня войны связь со штабом батальона прекратилась, так как деревню Батики Средние, где размещался штаб, атаковали прорвавшиеся с фланга гитлеровцы. С этого времени роты батальона, окруженные противником, действовали самостоятельно: 1-я рота - у деревни Анусин, 2-я - у Мощона Крулевская, 3-я - у Слохи Аннопольские.

1-я рота, возглавляемая лейтенантом И.И. Федоровым, защищала позиции в центре участка батальона. Пятиамбразурный ДОТ "Орел", в котором находился командир роты, двухамбразурные артиллерийско-пулеметные ДОТы "Светлана" и "Сокол" и несколько других сооружений прикрывали шоссе от моста через реку Буг на Семятичи. В первые часы боя к защитникам ДОТов присоединилась группа пограничников и бойцов штаба батальона.

Дольше других в этой группе укреплений держался гарнизон ДОТа "Орел". Волнующую историю о героизме защитников ДОТов рассказала жена командира роты лейтенанта И.И. Федорова - П.Е. Сулейкина. К вечеру 22 июня она вместе с трехлетней дочуркой Инессой и сыном Олегом, женой лейтенанта Смазнова с девочкой на руках и женой лейтенанта Гончарова по совету солдат стала пробираться к ДОТам, рассчитывая укрыться в них. Проникнуть в ДОТ лейтенанта Федорова не удалось: по нему в это время немцы вели огонь из пушек, и женщины укрылись в ДОТе, который возглавляли лейтенант Семен Шиханцев и замполит роты политрук Волков. Через некоторое время с ними связался лейтенант Федоров. Он сообщил, что противник продвинулся вперед и окружил их. Но "рота позиций не оставит и будет сражаться, пока не подойдут наши поиска", - сказал тогда Федоров. 

Image

Лейтенант И.И. Федоров

В ДОТах не хватало воды. Бойцы под огнем противника ползали за нею в село, занятое немцами. Когда не стало воды, в ДОТе лейтенанта Шиханцева вышли из строя пулеметы. Враг подошел ближе и начал обстреливать ДОТ прямой наводкой. Отваливались большие куски бетона, погасли фонари, люди стали задыхаться от цементной пыли и пороховой гари. В укреплении стал проникать густой, удушливый дым. Выбрав момент, когда черное облако на время закрыло ДОТ, женщины вышли наружу и, волоча детей, отползли в ближайшие посевы ржи.

Постепенно огонь ДОТов затих. К 28 июня из всех сооружений уцелел лишь ДОТ "Орел" лейтенанта Федорова. Стрельба из него прекратилась только на второй неделе войны. О подвиге воинов, сражавшихся в ДОТе "Орел", стало известно позже. П.Е. Сулейкиной удалось повидать раненого солдата Амозова, который рассказал, что защитники этого ДОТа сражались до последней возможности, на предложение немцев сдаться отвечали огнем. Вместе с лейтенантом И.И. Федоровым в ДОТе были лекарский помощник Лятин, бойцы Пухов, Бутенко (он был ординарцем командира роты лейтенанта И.И. Федорова) и другие. По словам Амозова, защитники ДОТа погибли. (Бывший научный сотрудник ЦАМО Т.Г. Степанчук обнаружил донесение политотдела 65-й армии Военному совету 1-го Белорусского Фронта. В нем указано, что после выхода в июле 1944 года соединений 65-й армии на государственную границу СССР в районе села Анусин советские воины в одном из ДОТов обнаружили на усыпанном гильзами полу, около искореженного пулемета, тела двух человек. Один из них, в форме младшего политрука, никаких документов при себе не имел. В кармане гимнастерки его товарища сохранился комсомольский билет №11183470 на имя красноармейца Кузьмы Иосифовича Бутенко. Найденный на останках воина комсомольский билет хранится в ЦМВС. Установить имя младшего политрука жа не удалось. Этот факт был подтвержден и в политдонесении начальника Политического управления 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта С.Ф. Галаджева 6-го августа 1944 года. В нем говорится, что из опроса местных жителей выяснились следующие обстоятельства гибели этих двух отважных людей: "Гарнизон ДОТа мужественно отстаивал свои позиции, держался в течение семи дней и отражал атаки немцев до тех пор, пока не были израсходованы все боеприпасы. В неравной борьбе он уничтожил большое количество немецких солдат и офицеров. Немцы на подавление ДОТа израсходовали огромное количество снарядов, но смельчаки не сдались. Они в самый последний закрыли все люки ДОТа и погибли.)

Трое суток вел бой ДОТ "Светлана" под командованием младших лейтенантов В.И. Колочарова и Теняева. Как сообщил Колочаров, в их ДОТе особенно отличились стрелок-пулеметчик Копейкин и наводчик орудия казах Хазамбеков. Хазамбеков вместе с артиллеристами соседней роты в первые часы войны подбил вражеский бронепоезд, а затем успешно поражал огнем пехоту, двигавшуюся по железнодорожному мосту и понтонной переправе.

2-я рота батальона занимала позиции у деревни Мощона Крулевская. Ею командовал лейтенант П.Е. Недолугов.

Image

ДОТ Недолугова

О том, как сражались ее воины, пишут бывшие коменданты ДОТов, ныне офицеры запаса А.А. Мологин и И Ф. Малуша, жители Семятичского повета Польши И. Всршиевич, А. Гладыш, И. Митюк и др. Немцы обстреливали укрепления из пушек, бомбили с самолетов, подрывали взрывчаткой. Но русские солдаты не сдавались. Более семи суток сражался ДОТ на северо-восточной окраине деревни Мощона Крулевская. В нем было шесть солдат и двенадцать молодых лейтенантов, которые только 21 июня прибыли в батальон. Отважные воины на ультиматумы и посулы отвечали огнем, сражались до последнего патрона.

У деревни Слохи Аннопольские сражалась 3-я рота батальона. Как и другие подразделения, эта рота с первого дня вступила в борьбу с врагом. (Бывшие коменданты ДОТов, офицеры запаса И.Н. Шибаков,  С.Н. Зайцев, А.Д. Гришечкин, жены офицеров и сверхсрочников М.В. Еськова, И Е. Локтева, А.И. Горелова, польские граждане Ф. Буховец,П. Курига, А. Панасюк, А. Семенюк, М. Гопонов и другие сообщили о некоторых подробностях боевых действий на участке этой роты.

Image

Младший лейтенант Еськов М.В. 

Обороной руководили заместитель командира роты В. К. Локтев и младший лейтенант И. И. Шевлюков. В боевых действиях участвовали все семь ДОТов роты:

"Пчелка" - младшего лейтенанта И.М. Сазонова, "Ким" - младшего лейтенанта Н.В. Елисеенко, "Быстрый" - младшего лейтенанта И.Н. Шибакова, "Горки" - младшего лейтенанта И.И. Шевлюкова, "Холм" - младшего лейтенанта С.Н. Зайцева (в нем находился и В.К. Локтев), ДОТ младшего лейтенанта   А.В. Еськова и ДОТ "Безымянный" фамилию командира установить не удалось). Кроме ДОТа "Горки", вооруженного 45-мм орудием, спаренным пулеметом, другие сооружения пушек не имели. В них было лишь по два станковых пулемета "Максим"). 22 июня ее воины вели перестрелку с пехотой противника, продвигавшейся со стороны железнодорожной станции Семятичи. К вечеру гитлеровцы  вышли  к  ДОТам, расположенным  на  правом фланге роты, и повели наступление на деревню Слохи с запада. Огонь  ДОТов "Холм", "Пчелка", "Ким" и "Безымянный" заставил вражеские цепи залечь, а потом и отойти назад. Утром следующего дня противник возобновил наступление со всех направлений, особенно с юга. В этот день гарнизоны ДОТов "Холм", "Быстрый" и младшего лейтенанта Еськова отбили несколько атак. 24 июня противник поджег деревню Слохи. Вскоре гитлеровцы отрезали ДОТы младших лейтенантов Сазонова, Елисеенко и "Безымянный" от остальных укреплений роты. Но защитники их продолжали борьбу. Бойцы и командиры 3-й роты сражались с исключительным героизмом. Мастерски действовал наводчик 45-мм пушки рядовой Сковородько. Он вел огонь даже после повреждения прицела. Когда немецкие подразделения, готовясь к маршу, стали вытягиваться вдоль шоссе, находчивый воин, наведя орудие через ствол, разбил несколько машин и уничтожил группу вражеских солдат.

В ходе обороны воины ДОТов широко применяли вылазки с целью отражения атак гитлеровцев, уточнения обстановки, пополнения запасов продовольствия и воды. Во время одной их таких вылазок старшина С. Горелов и старший сержант Жир подбили штабную машину и доставили в ДОТ документы, радиостанцию и другие трофеи. Младший лейтенант А.В. Еськов из засады возле шоссе убил проезжавшего  в   легковой   машине   гитлеровского офицера. При этом Еськов был ранен, но успел укрыться в ДОТе. (В последующих боях младший лейтенант А.В. Еськов вторично ранен, а при пожаре в ДОТе получил тяжелые ожоги.) О его смелом поступке написали все известные нам участники боев и местные жители. Причем они утверждали, что Еськовым был убит высокопоставленный немецкий офицер или генерал, так как после этого противник с особой яростью обрушился не только на ДОТы, но и на мирное население. Прибывшие в тот день в деревню Слохи Аннопольские каратели расстреляли всех мужчин в возрасте от 16 до 60 лет, а деревню сожгли.

Обстановка на участке обороны 3-й роты с каждым днем ухудшалась. Еще 23 июня была потеряна связь ДОТами, которые находились севернее деревни Слохи. В ночь на 28 июня в ДОТ "Горки" пробрался раненый солдат из ДОТа "Ким". Он сообщил, что все люди в тех ДОТах погибли: после отказа сдаться их отравили газом. (О применении гитлеровцами газов кроме участников боев написали жители деревень Слохи и Анусин П. Курига, Ф. Буховец и др.)  Погибли и коменданты огневых точек "Пчелка" младший лейтенант Сазонов (Жена младшего лейтенанта Еськова Мария Васильевна сообщает, что тело мл. лейтенанта И.М. Сазонова было опознано жителями деревни Слохи, которых фашисты после боев заставили расчищать ДОТы.), "Безымянный"  и "Ким" - младший лейтенант Елисеенко. (В мае 1964 года И.Н. Шибаков, находясь в отпуске в Польше, под бетонной глыбой взорванного ДОТа "Ким " обнаружил останки мл. лейтенанта. Они были с почестями захоронены. Гимнастерку офицера вместе со знаками различия передали в Музей героической обороны Брестской крепости. Так как, по свидетельству Шибакова, других офицеров в ДОТе "Ким" не было, можно полагать, что им найдены останки мл. лейтенанта И.В. Елисеенко.)

Участники и очевидцы боев сообщают, что фашисты расстреляли политрука В.К. Локтева прямо у огневой точки "Холм", в которой он находился. Видимо, об этом сказано в донесении командования 293-й немецкой пехотной дивизии: "В одном ДОТе в лесу западнее реки Каменка был взят в плен политрук и согласно приказу расстрелян. Этот политрук принял на себя командование ротой, в том числе и управление подчиненными ДОТами... Установлено, что фамилия этого политрука Горичев. (Возможно, так назвал себя В.К. Локтев при пленении. Ни в одном из батальонов этого участка не было офицера с такой фамилией. По утверждению участников боев, ДОТы 3-й роты стояли в леске западнее реки Каменка и руководил их обороной политрук В.К. Локтев.) Он был душой сопротивления противника и этом районе..."

В ДОТе "Холм" до последнего момента находилась жена старшины С. Горелова - Анна Горелова. Мужественная женщина помогала бойцам, ухаживала за раненными. Когда горстка воинов во главе с Локтевым вышла из ДОТ в последнюю атаку, вместе с ними была и Горелова. Немцы впоследствии писали об этом факте: "...Вместе с пленными из подорванного ДОТа вышла и жена одного солдата".

На правом фланге укрепрайона в 100 километрах северо-западнее Бреста, в районе местечка Дрохичина, находились позиции 16-го артиллерийско-пулеметного батальона, которым командовал капитан А.В. Назаров. Батальон готовых ДОТов почти не имел. Его штаб размещался в деревне Крупицы, рядом с ним были огневые точки 1-й роты, которой командовал лейтенант З.Д. Сокол. Бойцы роты, открыв огонь по фашистам в первые же минуты войны, сорвали их попытки организовать переправу через Буг на этом участке. Однако к полудню в роте оставалось уже меньше 20 солдат. В это время капитан А.В. Назаров, начальник штаба батальона старший лейтенант Тараскин и группа бойцов штаба, взяв знамя батальона, присоединились к роте З.Д. Сокола (других сведений о боях 1-й роты не обнаружено). На этом обрываются сведения о боях под деревней Крупица.

У деревни Минчово в четырех ДОТах и трех врытых в землю танках держали оборону солдаты 2-й роты, которой командовал лейтенант И.И. Змейкин. Весь день 22 июня немецкая пехота и танки штурмовали позиции этой роты, но всякий раз под огнем пушек и пулеметов откатывались назад. Несмотря на потери, противник продолжал атаковать. К ночи рота была окружена. Тяжело раненый И.И. Змейкин был схвачен гитлеровцами. В этих боях погиб в своем танке командир взвода старший сержант Синицын.

До 26 июня сражался гарнизон ДОТа 2-й роты под руководством мл. лейтенанта Антипова. В нем был и заместитель политрука роты Кормич. Через несколько дней после боя был подобран и укрыт местными жителями деревни Минчово раненый красноармеец Гунько. Он сообщил, что остальные защитники ДОТа погибли, в том числе и Кормич.

На левом фланге укрепрайона размещались сооружения 18-го артиллерийско-пулеметного батальона. Здесь особенно стойко вела бои 3-я рота под командованием лейтенанта С.И. Веселова. Ее бойцы обороняли участок в районе деревни Орля, размещаясь в пяти пулеметных двухамбразурных ДОТах и одном ДОТе с двумя 76-мм орудиями. Первоначально противник обстреливал ДОТы из пушек, потом, подойдя ближе, применил огнеметы и дымовые снаряды. Однако защитники ДОТов держались.

Самоотверженно сражались бойцы подразделения во главе с мл. лейтенантом А.К. Шаньковым. Даже когда взрывом снаряда пробило левый капонир, контуженные и полуоглохшие солдаты не растерялись. Они перешли в уцелевшие отсеки и оттуда продолжали вести огонь.

Двое суток боролся гарнизон ДОТа под руководством мл. лейтенанта И.Т. Глинина.

Image

Младший. лейтенант И.Т. Глинин.

Когда кончились боеприпасы, фашисты схватили командира, сержанта Бородавку, двух бойцов и расстреляли их. В конце второго дня обороны погиб командир роты лейтенант С.И. Веселов, но рота продолжала бои и на следующие сутки. До последнего патрона сражались ДОТы мл. лейтенантов А.Я. Орехова, Н.И. Мишуренкова, П.И. Москвина, Ш.Я. Левита.

У деревни Речица, что возле Бреста, был ДОТ 1-й роты под командованием мл. лейтенантов П.П. Селезнева, Н.Г. Зимина и старшины И.Ф. Рехина. Гарнизон его в первый день войны отразил несколько атак гитлеровцев и до вечера не давал им организовать переправу через Буг. Защитники ДОТ погибли в пламени огнеметов, с честью выполнив воинский долг.

Боевые действия немецких войск против советских ДОТов у Бреста отражены в отчетной документации штаба группы армий "Центр". Так, например, в записи от 28-го июня 1941 года говорилось, что части 293-й пехотной дивизии 35-го армейского корпуса все еще продолжали вести бои с советскими бойцами в районе Семятичи. Боевые действия в этом районе указанная дивизия смогла закончить лишь к 30 июня 1941 года.

Мужество и стойкость советских воинов, которые защищали пограничные боевые рубежи, были признаны и врагами. В отчетном документе 293-й немецкой пехотной дивизии так говорилось о боях под Брестом: "Во главе гарнизона всегда были офицеры. Офицеры и солдаты оборонялись до последней минуты. Случалось, что наши солдаты, входя в разрушенные ДОТы, еще подвергались обстрелу. Требование о сдаче в плен, переданное через переводчика перед подрывом ДОТов, не оказывало никакого воздействия".

В этих упорных боях, длившихся более недели, советские воины не смогли задержать врага на широком участке фронта и нанести ему существенные потери. Но защитники пограничных укреплений, сражаясь самоотверженно и стойко, отвлекли на себя на участке Семятичи, Дрохичин целую пехотную дивизию немецко-фашистских войск. Кроме того, для борьбы с советскими ДОТами в районе Орля на трое суток, с 22 по 24 июня, были задержаны части 167-й пехотной дивизии гитлеровцев. Нет необходимости говорить, что даже задержка с выходом к фронту той или иной вражеской части и тем более соединения играла в то время для нас важную роль.

Рассмотрим теперь другое направление. Если посмотреть отчетные карты главного штаба сухопутных войск противника (ОКХ), можно установить, что на пространстве от Лиепаи до Перемышля было приостановлено и сковано на определенные сроки в первых боях до 25 дивизий противника. У нас будет возможность назвать их с привязкой к местам боев. И почти везде, где сопротивление было особенно длительным и успешным, несложно установить, что успеху обороны наших частей способствовало наличие фортификационных сооружений. В одних случаях, как в крепости Бреста, это были укрепления более раннего времени, в других - новые, только что построенные перед войной.

Сделаем краткий обзор наиболее выдающихся примеров стойкости, отваги и героизма защитников советских пограничных укреплений в полосе Юго-Западного фронта в первые дни Великой Отечественной войны. На правом крыле фронта под Ковелем (где только намечалось строительство ДОТов 9-го укрепрайона) небольшое количество оборонительных сооружений - деревоземляных огневых точек (ДЗОТ) в районе Любомли занимали воины 201 опб будущего 9-го Ковельского укрепрайона. Здесь бой защитников советских укреплений неоднократно переходил в рукопашную схватку с фашистами. В контратаку на атакующего противника вел своих солдат мл. политрук Шамрин, получивший ранение в этом бою. В районе села Куснище отважно сражались воины нескольких ДЗОТов 47 опб того же укрепрайона. Командир взвода Г.Е. Блинов долгое время вел бой в ДЗОТе, невзирая на угрозу быть «круженным. Когда, наконец, противник огнем артиллерии разрушил ДЗОТ, Блинов с остатками взвода занял позицию в поле и продолжал уничтожать врага... В том же сообщении Совинформбюро за 11 июля говорится о подвиге солдата Гущина. Юный воин был из этого же батальона. "Пулеметчик Гущин, - сообщало Информбюро, - огнем своего станкового пулемета долго сдерживал наступающие подразделения мотоциклистов. Через некоторое время противнику удалось повредить пулемет Гущина. Стрельба прекратилась. Мотоциклисты двинулись в атаку. Но Гущин, взяв ручной пулемет убитого бойца, снова открыл внезапный огонь по противнику. В это бою много вражеских мотоциклистов было убито. Атака противника была сорвана". Смертью героя погиб и пулеметчик Гущин.

Следует назвать и ряд других героев этих боев. Политрук Довнер во время атаки вступил в рукопашный бой и лично заколол штыком вражеского офицера. Красноармеец Белокобыла первым с криком "За Родину!" поднялся в атаку на гитлеровцев. Его примеру последовали остальные бойцы. Вместе с атакующими взводами шли в бой командир батальона ст. лейтенант А. Духота, его заместитель старший политрук Ф. Данильченко, начальник штаба А. Волохов, секретарь партбюро С. Ковалев. Командир роты Поднебесный, раненый, после перевязки отказался от отправки на излечение. Он пришел в штаб укрепрайона и потребовал, чтобы его отправили в бой. Тут же была сформирована полурота, и Поднебесный повел ее на передовую.

Image

Старший политрук Ф. Данильченко

Удалось отыскать упомянутого в этом документе подполковника в отставке С.А. Ковалева, найти родственников погибших в тех боях Ф.В. Данильченко, А.Н. Довнера, Г.Е. Блинова, собрать материалы об этих людях.

Так было в полосе Ковельского укрепрайона, располагавшего лишь небольшим числом деревоземляных огневых точек. Однако и эти позиции с их храбрыми защитниками значительно способствовали устойчивости обороны 45-й и 62-й стрелковых дивизий на подступах к Ковелю. В числе других участников напряженных боев на участке 47 опб следует назвать павших в бою командира учебной роты ст. лейтенанта И.И. Легаева, мл. лейтенанта Ф.К. Саликова, командира роты, после войны майора в отставке Д. К. Максимлюка и ряд других участников боевых действий.

В районе от м. Устилуг до м. Сокаль находились позиции 2-го Владимир-Волынского и частично 4-го Каменка-Струмиловского укрепрайонов. На этом участке границы в полосе Юго-Западного фронта, где удар вражеских войск был особенно сильным, наиболее стойко сражались воины 87-й и 124-й стрелковых дивизий. Показательно, что и здесь их опорой явились позиции строящихся укрепрайонов. Именно на ДОТы 2-го Владимир-Волынского укрепрайона опиралась 87-я стрелковая дивизия, ведя практически в полном окружении трудные бои на границе. Командование 5-й армии доносило: "Два полка 87-й стрелковой дивизии дерутся в окружении в районе Устилуга вместе с частями укрепрайона". При контрударе наших частей 23-го июня 1941 года, когда 96-й стрелковый полк этой дивизии отбил у противника Устилуг, полезную помощь нашим атакующим цепям оказал огонь ДОТов 19 опб Владимир-Волынского укрепрайона.

Представляет интерес выдержка из дневника унтер-офицера германской армии Ганса Юргена Симона, участвовавшего в боях под Владимир-Волынском. Запись за 22 июня гласит: "Цель операции этого дня вследствии сильного сопротивления в лесу у Сятыхни, наполненном ДОТами, не была достигнута. Громадное зарево пылало на небе". (Явное преувеличение. На участке, о котором пишет Симон, было 7 ДОТов. - А.К.) Запись за 23 июня: "Лейтенант Ланг приказывает мне направиться на НП, находящееся на русском еще действующем ДОТе. Один из моих товарищей при этом получил ранение в живот. Находящимся в ДОТе русским предлагают сдаться, причем переводчиком служит один ефрейтор. В виде ответа ефрейтор падает, сраженный пулей из ДОТа. Ручные гранаты, бросаемые в ДОТ, ничем не изменили обстановки, огнеметов не было. Наконец, вливают в ДОТ бензин, затем его забрасывают ручными гранатами".

Поиск имен героев этих боев в ДОТах Владимир-Волынского укрепрайона и уточнение обстоятельств защиты ими своих боевых рубежей привел нас к ряду открытий, результаты которых, как мы убеждены, имеют все основания (как, впрочем, и многие другие факты из приводимых здесь данных) по достоинству быть отраженными в героической летописи Вооруженных Сил нашей Родины.

Гарнизоны ряда ДОТов на этом участке сражались от нескольких суток до полутора - двух недель. Вот как раскрылась одна из славных и трагических историй - героика обороны ДОТа "Ковель", самоотверженность и стойкость его гарнизона во главе с командиром лейтенантом С.Г. Гуденко. 

Image

Лейтенант С.Г. Гуденко.

 Лишь на третьи сутки войны прекратились выстрелы из этого ДОТа, яростно отстреливавшегося от наседавшего со всех сторон врага. Воины погибли вместе со своим командиром, красивым и плечистым русоволосым парнем, прибывшим в Тростянку за год до войны. Он был Героем Советского Союза за подвиги в боях на Хасане. Житель с. Тростянки Г.И. Войтечук рассказал, что в ДОТе Гуденко при захоронении обнаружены останки шестерых солдат. Один боец из его гарнизона смог по-пластунски отползти в лес, укрыться в зарослях, а затем, когда был обнаружен, забрался на один из ДОТов и бросил во вражеских солдат связку гранат. Шесть человек гитлеровцев было убито. И последнее, что рассказали жители села Тростянка, когда мы стояли недалеко от разрушенного ДОТа. Вражеский командир, по определению жителей - майор, когда извлекли останки погибших из ДОТа, снял звезду Героя с его груди и приказал похоронить советского офицера с воинской почестью, что и было произведено. Приходилось и до этого слышать нечто подобное о своеобразном "джентльменстве" гитлеровцев в начале войны, но все же верилось в это с трудом. А потом вспомнилось: ведь это был 1941 год, была абсолютная уверенность в победе. Так почему бы и не "повоспитывать" своих солдат на этом примере героизма?

Image

ДОТ «Ковель»

Геройски сражались на  этом участке защитники ДОТа "Житомир", а также группа бойцов во главе с мл. лейтенантом И.П. Корниенко и командиром роты лейтенантом Емцом. Последние вели бой несколько суток в недостроенном ДОТе.

Самоотверженно руководил боем своего гарнизона на протяжении 2-х суток лейтенант А.З. Ливенцев. По свидетельству очевидцев, А.З. Левенцев, раненый, был зверски замучен гитлеровцами. Похоронен он в братской могиле в Устилуге. Три дня продолжался бой в районе села Суходолы под Янувом. Примеры эти можно продолжить. Так на рубеже Литовеж-Грибовица-Лишня, где сражались воины 146 опб того же укрепрайона, по воспоминаниям участника боев ст. лейтенанта И.Д. Эткало, под руководством командира батальона капитана Бурого особенно отличились гарнизоны ДОТов "Кулик", "Грозный", "Безымянный". Здесь на их позициях держал оборону 283-й стрелковый полк 87 сд. Комендант ДОТа "Кулик" мл. лейтенант Копачев отважно вывел воинов в первую контратаку, был ранен, но продолжал руководить боем гарнизона ДОТа. На третий день он скончался от ран. Командира сменил сержант Иван Головашов. Пять суток сражались в ДОТе герои мл. сержант Беган, красноармейцы Журавлев, Мокулевич, Сидорчук, Курлаев. Многие из них погибли, последние защитники ДОТа держались до десяти суток. Вместе с гарнизоном ДОТа "Кулик" отважно сражался находившийся возле его на позициях стрелковый взвод мл. лейтенанта Санько. Рядом вели напряженный бой бойцы ДОТа "Грозный". Погибали люди. Убитых хоронили рядом с ДОТом. Попытки блокировать ДОТы эта группа отбивала огнем из соединительных траншей. Гитлеровцы обстреливали их дымовыми снарядами, били по амбразурам прямой наводкой, даже пытались приблизиться к нашим позициям в советской военной форме. Но все уловки врага были сорваны. Когда врагу удалось блокировать ДОТ "Грозный" и взобраться на него, комендант лейтенант Иноземцев подорвал оставшийся боезапас, уничтожив сооружение. .Заместитель Иноземцева лейтенант Боровик до своей гибели виртуозно управлял огнем спаренных пушек ДОТа, что не позволило фашистам использовать построенный ими аэродром между селами Грибовица и Новая Лишня.

Один из ДОТов в районе села Морозовичи сражался на протяжении трех недель, а ДОТ возле села Литовяги сопротивлялся натиску противника, по свидетельству местных жителей, около месяца.

В районе Устилуга 99-я легко пехотная дивизия противника вела бои до конца июня 1941 года.

Южнее группы ДОТов и опорные пункты узлов обороны 4-го Каменка-Струмиловского укрепрайона способствовали устойчивости в первые дни боев частей 124-й стрелковой дивизии в районе Тартаков-Сокаль-Горохов. Здесь находились позиции 42 и 35 опб этого укрепрайона. А в районе м. Пархач, при поддержке укреплений 140 опб в первый день войны нанесла успешный удар по противнику 3-я кавалерийская дивизия. При этом враг был потеснен.

О подвигах воинов 140 опб Каменка-Струмиловского укрепрайона, которым командовал капитан И.Е. Кипаренко, также следует рассказать. "Во многих ДОТах гарнизоны сражались во вражеском окружении от 3 до 5 дней, большинство их погибло героической смертью, но не сдались врагу, - пишет ветеран войны Г.Ф. Сидоренко. - ДОТ под командованием ст. лейтенанта Михаила Ефимовича Костюкова в течение 9 суток сражался у железнодорожного моста через реку Рата, и только когда у его защитников кончились боеприпасы, после неудачной попытки прорваться из окружения, защитники ДОТа погибли в своей крепости от огнеметов противника и удушающих газов. В артиллерийском ДОТе у шахты №4 "Великомостская" гарнизон во главе с Дмитрием Яковлевичем Рогаченко, когда фашисты в одной из амбразур повредили орудие и подкатили задним ходом к ней танк, чтобы выхлопными газами отравить воинов гарнизона, защитники ДОТа взорвали себя уцелевшими снарядами и этим взрывом был уничтожен вражеский танк и много солдат, окруживших ДОТ в ожидании, что наши воины выйдут из него с поднятыми руками".

В районе Бендюхи-Корчин, где находились позиции 35 опб, противнику удалось потеснить наши полевые части, однако некоторые ДОТы в опорных пунктах укрепрайона еще длительное время, и находясь в окружении, продолжали борьбу. В одной из первых листовок о массовом героизме солдат, выпущенных политуправлением Юго-Западного фронта, отмечался героизм группы из 20 воинов 35-го опб и 40 рабочих-строителей 81-го унс, сражавшихся под командованием мл. лейтенанта П.П. Дзярука. В ней говорилось, что в течение нескольких часов, интенсивно ведя бой, советские воины удерживали в своих руках м. Корчин, пока не подошли полевые войска. Против советских укреплений на участке 42 опб, не сумев занять их 22 июня, гитлеровцы бросили 23-24 июня 51-й штурмовой саперный батальон при поддержке мотопехоты усиленных 179 и 199 пехотных полков 57-й пехотной дивизии.

Только после нескольких дней боев на этом участке враги смогли захватить руины ДОТов, взорванных вместе с их гарнизонами. В опорном пункте 1-й роты 42 опб у с. Тартаков было четыре ДОТа: один с двумя 45-мм пушками и станковым пулеметом, два имели по одной 45-мм пушке и по два станковых пулемета, а один орудий не имел, а имел два станковых пулемета. Но ДОТы еще не были замаскированы, сектора обстрела из их амбразур не были расчищены. И тем не менее за каждое из этих укреплений шел ожесточенный бой. Особенно много хлопот доставил врагу ДОТ с двумя пушками и станковым пулеметом, его номер 1352, расположенный непосредственно возле Тартаков. Своим огнем он перекрывал дорогу от м. Сокаль на северо-восток. Открыв огонь внезапно для противника, он причинил врагу большие потери. О бое за это укрепление гитлеровцы писали: "Для уничтожения сооружения севернее Тартаков была введена в действие 1-я рота 51-го штурмового батальона. Перед этим долговременным укреплением залегли подразделения усиленного стрелкового полка, артиллеристы и зенитчики, которые уже понесли здесь большие потери, не сумев подавить сооружения. Только в ходе ожесточенного боя 23-го июня 1941 года, когда по ДОТу вели огонь специально выделенные батареи мортир и гаубиц, а штурмовые взводы, используя непростреливаемые пространства, подобрались к ДОТу вплотную, блокировали и подорвали его, прекратил сопротивление этот отважный маленький гарнизон. Все защитники ДОТа погибли".

Следует отметить исключительно высокий моральный и боевой дух воинов-защитников ДОТов. Мы видели это из только что приведенного примера, когда люди бились до конца, презирая смерть. "У коммунистов и беспартийных, - говорится в одном из документов, - не было ни малейшего колебания в бою, даже перед смертью". Когда один из ДОТов батальона гитлеровцам удалось блокировагь и они готовились его взорвать, на выручку пришли бойцы гарнизона соседнего ДОТа. Их вел в атаку политрук П. Феденко. Бои на этом участке были длительными и носили крайне ожесточенный характер. Враг в своих отчетных документах скрупулезно описал все приемы борьбы с осажденными гарнизонами советских ДОТов, начиная от обстрела тяжелыми фугасными снарядами, огня прямой наводкой по амбразурам и кончая попытками блокировать ДОТы, подорвать их большими партиями взрывчатки, задушить их гарнизоны дымами и газом. Огнеметы, дымовые и газовые шашки применялись при осаде ДОТов практически повсеместно. О боях за ДОТы на этом участке командование вражеской группы армий "Юг" 25 июня 1941 года доносило: "Возобновились бои за ДОТы в районе Сокаль. Русские, сражающиеся до последнего, приблизительно из двадцати ДОТов возобновили бой". Так было. Десять ДОТов 35 опб в районе с. Корчин и пятнадцать ДОТов 42 опб под Сокалью возобновили бой. Воины решили биться до конца. Ведя ожесточенный огонь по приближавшемуся врагу, они сами задыхались в дыму, угорали от пороховых газов, погибали под обломками подрываемых врагом укреплений. В командном ДОТе "Тарас" одного из опорных пунктов 42 опб восточнее Сокаля боем руководил командир батальона капитан В.Н. Павлов. Несколько суток самоотверженно сражались в нем герои и погибли от подрывов под руинами своего ДОТа. Командир 35 опб капитан С.С. Мишкорудный также непосредственно руководил боем. В районе села Тадани он личным примером увлек в успешную контратаку воинов своего батальона и бойцов саперов, в результате которой было истреблено много гитлеровцев, захвачены трофеи.

Некоторым из участников боев в этом районе удалось прорваться из блокированных врагом ДОТов, выйти к своим через линию фронта. Так, из 35 опб вышли остатки гарнизонов двух ДОТов в количестве 22 человек. В боя на участке этого батальона 22-25 июня особенного отличился зам. командира батальона старший политрук М.А. Зюзин. Находясь в ДОТах и переходя из одного сооружения в другое, он поднимал дух воинов, подбадривал бойцов и командиров. Лично вывел из окружения семь оставшихся бойцов - последних защитников одного из ДОТов. Начальник штаба этого батальона капитан П.А. Заворотний в течение пяти суток вел бой в ДОТе у с. Корчин. Когда от угара у пулеметов и орудий валились расчеты, он заменял то одного, то другого наводчика, истребив значительно число гитлеровцев и выведя из строя несколько вражеских орудий. Капитан П.А. Заворотний вывел из окружения десять воинов из состава гарнизона своего ДОТа.

Действиями наших частей в этом районе до 27 июня была скована 262-я пехотная дивизия противника и до 1-2 июля здесь находились части 79-й и 113-й пехотных дивизий врага.

Боевые оборонительные сооружения 140 и 44 опб 4-го Каменка-Струмиловского укрепрайона прикрывали направление на Львов с северо-востока через Пархач (ныне Шевченко) и Большие Мосты. Опорный пункт 140 опб в районе Пархач имел 6 ДОТов и под Непоротов - 5 ДОТов. Три опорных пункта 44 опб имели 14 ДОТов. Они находились в районе селений Секерня, Большие мосты, Терпентинофен и Бутыня. Как видим, и в этих подразделениях готовых ДОТов было очень мало.

Боевым действиям 3-й кавдивизии в районе Пархача особенно помогли ДОТы 140 отдельного пулеметного батальона.

В донесении Юго-Западного фронта приводится пример героических действий одной из рот 140 опб: "Командир пулеметной роты 140-го опб, находясь в окружении более 8 часов непрерывно ведет бой с противником, отбивая блокировочные группы, вновь и вновь восстанавливая связь между ДОТами. Его заместитель мл. политрук Колесников".

Газета Юго-Западного фронта "Красная армия" в номере от 29.06.1941г. назвала имя командира этой роты, привела некоторые детали боя: "Н-ский пулеметный батальон располагался на передовой линии западной границы. Фашисты пытались окружить весь батальон, но им дали отпор. Тогда враг стал окружать по частям. Рота мл. лейтенанта Петровского, находясь на левом фланге, занимала 4 ДОТа. Но огнем, доведенным до высшего напряжения, Петровский ликвидировал намерения врага". Отметим, что уже к 16.00 22 июня связь с ДОТами 2 роты мл. лейтенанта Н.Г. Петровского была восстановлена. Об этом же боевом эпизоде сообщалось в сводке Совинформ-бюро за 25.06.1941г./60/ Одним из ДОТов 140 опб 4-го Каменка-Струмиловкого укрепрайона командовал мл. лейтенант Д.Е. Кулиш. И.Х. Баграмян в своей книге приводит пример героической борьбы его небольшого гарнизона: "В первые же часы войны ДОТ был окружен врагом и подвергся методической осаде. Фашисты в упор расстреливали его из мощных орудий, поливали пылающими струями из огнеметов. Бойцы задыхались в ядовитом дыму, но отбивались с неослабевающим мужеством. Отчаявшись заставить советских бойцов сложить оружие, фашисты подтащили к ДОТу взрывчатку. Тогда горстка героев совершила внезапную вылазку и в яростной рукопашной схватке уничтожила вражеских саперов. Бой разгорелся с новой силой".

Показательный пример совместных действий соединения прикрытия государственной границы, частей укрепрайона и погранвойск - оборона Рава-Русского укрепрайона. 41-я стрелковая дивизия, составляющая его полевое заполнение, располагалась в лагере под Рава-Русской. Впереди в 4-8 км от лагеря в строну границы находились позиции укрепрайона, его расположенные в только что построенных ДОТах 21-й, 36-й и 141-й отдельные пулеметные батальоны. Они прикрывали Рава-Русскую и шоссе, идущее через этот город на Львов с северо-востока, севера и северо-запада. В составе укрепрайона на 7 июня 1941 года был в боевой готовности 91 ДОТ, гарнизоны которых составляли 639 человек. ДОТы имели на вооружении 8 76-мм орудий, 52 45-мм пушки, 181 станковый пулемет и более 100 ручных пулеметов. Внутри и между узлами обороны батальонов и опорными пунктами рот были построены полевые фортсооружения: окопы, траншеи, ДЗОТы и блиндажи. Их по боевой тревоге должны были занять части 41-й стрелковой дивизии. С началом войны части и подразделения 41-й стрелковой дивизии смогли занять свой оборонительный рубеж и во всеоружии встретить врага, на своих боевых рубежах были воины-пограничники 91-го погранотряда, защитники ДОТов укрепрайона. Все это предопределило успех обороны. Достаточно сказать, что 41-я стрелковая дивизия вместе с частями укрепрайона и пограничного отряда на протяжении пяти суток успешно сдерживала здесь натиск пяти дивизий немецко-фашистских войск. Действия воинов этой дивизии, которой командовал генерал-майор Н.Г. Микушев, и бойцов пограничников 91-го погранотряда под руководством майора Я.Д. Малого освещены в ряде работ, в том числе в статьях, публиковавшихся в "Военно-историческом журнале".

Image

Генерал-майор Н.Г. Микушев

Менее известно о стойкости и героизме защитников ряда ДОТов укрепрайона. Его комендант полковник Ф.С. Сысоев, офицеры штаба и политотдела сделали все возможное, чтобы во всеоружии встретить врага. Первые атаки противника на позиции советских войск закончились позорной неудачей. 23-го июня в донесении Юго-Западного фронта говорилось: "Все опорные пункты 6-го укрепрайона ведут напряженный огонь. На этом участке противник отошел." Командование укрепрайона особенно укрепило гарнизоны ДОТов 1 и 2 пулеметных рот 36 опб, а также 25 саперной роты, прикрывавших шоссе на Рава-Русскую со стороны Любичи Крулевской в районе селений Гребенне и Тениатиска. Именно командиру одного из ДОТов, сражавшихся на указанном рубеже, принадлежало донесение, слова из которого вынесены в эпиграф настоящей статьи. Здесь особенно отличились гарнизоны ДОТов "Комсомолец", "Медведь", "Незабудка", прикрывавшие во взаимодействии с 244-м стрелковым полком 41-й сд шоссе на Раву-Русскую. Согласованным огнем на этом участке было уничтожено 10 вражеских танков и много солдат.

В течение пяти суток сражался гарнизон ДОТа, которым руководил мл. лейтенант Мовчан. До конца июня сражались защитники ДОТа, которым командовал ст. лейтенант И.Т. Мартынчик. Враги окружили ДОТ, предлагали его защитникам сдаться, но воины решили сражаться до конца. Таких примеров было много. Приведем свидетельство командира одного из полков немецкой армии: "С выносливостью и потрясающим героизмом советских солдат я столкнулся в июньские дни 1941 года. Мы, продвигаясь вперед между Рава-Русской и Львовом, наткнулись на цепь бетонированных, снабженных орудиями маленьких укреплений, которые упорно сопротивлялись. Когда у советских воинов не осталось никакой возможности удержать укрепленный пункт, они подрывали его и погибали в нем. Эта добровольная смерть целого отделения продемонстрировала моральную силу нашего противника".

На участке Брусно-Подемщизма западнее Равы-Русской на позициях 141-го опб оборонялся 139-й сп 41 сд при поддержке артиллерии полевых войск. В трудный момент боя, когда пехотные цепи были потеснены, на пути продвижения врага стали ДОТы. "ДОТ мл. лейтенанта С.А. Санжаревского и Г.Л. Шалара несколько часов подряд подвергался исключительно ожесточенной бомбардировке авиации и артиллерии. Фашисты, уверенные в том, что ДОТ разрушен, двинулись по направлению к нему. Подпустив возможно ближе немецкую пехоту, гарнизон ДОТа снова открыл ураганный огонь. Сотни убитых и раненых оставил враг на поле боя. В воздух взлетали не только фашистские солдаты, но и мотоциклы, пулеметы, пушки."/66/ Но вот обстановка осложнилась. На одном из участков 141-го опб на горке "Малая" севернее м. Горинец противник блокировал ДОТ. На выручку приходят артиллеристы. Командир 1-го дивизиона 209-го ап ст. лейтенант В.В. Ершов под сильным пулеметным и артиллерийским огнем противника пробрался в блокированный ДОТ и из ДОТа управлял огнем дивизиона. Огнем артиллерии блокировочная группа и артиллерийская батарея противника севернее м. Брусно были уничтожены, разогнано скопление танков противника и сорвана атака укрепрайона.

Исследование сообщения ТАСС от 9 июля позволило установить, что гарнизон ДОТа, прикрывавшего важное направление на пути продвижения противника, по-видимому, погиб. Его командиры мл. лейтенанты С.А. Санжаревский и Г.Л. Шалар в Главном Управлении кадров числятся как пропавшие без вести. Удалось найти фотографии воинов, биографические сведения о них. Сергей Афанасьевич Санжаревский (в сообщении Совинформбюро он проходит как Анжаревский. Очевидно, искажение по телефону - А.К.) - украинец, уроженец села Спасско-Михайловка Краматорского района Донецкой области.

Image

Младший лейтенант С.А. Санжаревский

Григорий Лукич  Шалар - молдаванин, родом из села Лозовата Грушковского района Одесской области. Его жена Шалар Юлия Ивановна проживала перед войной в Чернигове. Жена Санжаревского С.А. Кожухар Наталия Павловна с дочерью Ритой жила в Дубоссарском районе Молдавии. К сожалению, отыскать семьи не удалось.

Здесь приведено несколько примеров героических действий гарнизонов советских ДОТов в боях на подступах к Раве-Русской, но так было и в десятках других мест.

В боевых действиях под Перемышлем приняли активное участие ДОТы 8-го Перемышльского укрепрайона, его 52-го и 150-го отдельных пулеметных батальонов 6-й, 12-й и 21-й отдельных пулеметных рот. На 8.06.1941 года 52 опб в районе Медыка-Седлиска имел 20 ДОТов, 150 опб в районе Перемышль-Мельнув имел 22 ДОТа, 6-я опр в Ольховницах - 6 ДОТов, 12 опр в Залуже - 7 ДОТов и 21 опр в районе Лисно занимала 6 ДОТов.

Как и по другим укрепрайонам, разумеется, невозможно собрать полные сведения о героизме и стойкости гарнизона каждого ДОТа, т.к. они боролись в окружении в отрыве от наших войск. Но и на позициях Перемышльского укрепрайона советские воины, как свидетельствуют документы, проявили самоотверженный героизм.

Объектом ожесточенных боев на пограничной черте был город Перемышль. До конца июня гремели бои на Сане, и войска Красной Армии отошли с его рубежа только по приказу. Широко известен подвиг бойцов и командиров 99-й стрелковой дивизии полковника Н.Н. Дементьева, которая за отличия в боях под Перемышлем была награждена орденом Красного Знамени. Известны боевые дела пограничников 92 погранотряда, в т.ч. и сводного батальона под командованием старшего лейтенанта Г.С Поливода. Но меньше известна роль в этих боях укреплений 8-го Перемышльского укрепрайона, комендантом которого перед войной был полковник Д.М. Маслюк.

Защитники его ДОТов внесли в дело прикрытия границы свой вклад, и их подвигу в том числе мы обязаны тому, что под Перемышлем были остановлены и до 27 июня скованы в ожесточенных боях 100 и 101 легкопехотные дивизии противника.

О мужестве и стойкости защитников ДОТов этого укрепрайона имеется десятки свидетельств. Вот некоторые из них.

Командир роты 150 опб ст. лейтенант И.Е. Ковшарь представлен к награждению орденом Красной звезды. "Опорный пункт у Селецких домиков, руководимый ст. лейтенантом И.Е. Ковшарь, - говорится в представлении к награде, - на протяжении 6 дней героически сдерживал врага своим огнем. Противник неоднократно блокировал ДОТы, предлагая сдаться. Артиллерия противника подвергала опорные пункты шквальному огню, но каждый раз фашисты получали сокрушительный отпор".

Командир взвода 52 опб Дмитриев представлен к награждению орденом Красного Знамени: "Будучи начальником гарнизона ДОТ, - говорится в представлении, - на протяжении 6 дней мощным огнем своего ДОТа отражал все атаки противника. Несмотря на неоднократные блокировки ДОТа противником и предложения сдаться, гарнизон, руководимый товарищем Дмитриевым героически сопротивлялся и уничтожал живую силу противника. Организованно по приказу произвел выход гарнизона из ДОТа и влился в состав 99-й стрелковой дивизии, продолжая все время наносить противнику удар за ударом".

В сообщении Юго-Западного фронта от 27.06.1941 года рассказано о подвиге еще одного гарнизона ДОТа 8-го Перемышльского укрепрайона: "Младший лейтенант Данин, находясь в ДОТе со своим гарнизоном, в течении двух дней отражал натиск во много раз превосходящих сил противника. Его сооружение было окружено. Когда кончились боеприпасы, мл. лейтенант Данин и мл. сержант Меркулов открыли ДОТ и бросились в рукопашную атаку на противника. Воспользовавшись его замешательством, Данин и Меркулов вышли из окружения и стали отходить к основной линии обороны. Меркулов при этом был убит, а мл лейтенант Данин благополучно достиг следующего сооружения и до сего времени продолжает вести бой в составе его гарнизона".

О характере борьбы буквально за каждое укрепление, которое мужественно защищали советские воины, свидетельствует выдержка из одного из вражеских документов: "У Лисно (припомним, что там было 6 ДОТов 8-го Перемышльского укрепрайона) 28.06.41 года были взорваны русскими сооружения, нижние этажи которых еще держались, в то время как верхние уже были заняты наступающими".

Восхищает рассказ о подвиге гарнизонов ДОТа при защите города Перемышля. Приводим выдержку из донесения Юго-Западного фронта: "Комендант сооружения 8-го укрепрайона в Перемышле мл. лейтенант Чаплин, находясь в сооружении, метким огнем 76-мм пушки нанес ощутительный удар по силам противника. Тов. Чаплин прямой наводкой взорвал большое нефтехранилище, а затем уничтожил подвижной состав товарного поезда. Противник попытался несколько раз перейти через железнодорожный мост через реку Сан, но Чаплин долгое время сдерживал его натиск. Сооружение тов. Чаплина подверглось интенсивному артобстрелу, на ДОТе и около него разорвалось около 500 снарядов, но огневая точка оказалась невредимой. С занятием Перемышля 99-й стрелковой дивизией тов. Чаплин пополнил сооружение боеприпасами и продолжал уничтожать противника до получения приказа об отходе на новые позиции".

Image

мл. лейтенант Чаплин

Настоящая статья представляет лишь краткий обзор, в котором названы отдельные опорные пункты и узлы обороны укрепрайонов по западной границе от Балтики до Карпат, на позициях которых развернулась ожесточенная борьба с врагом буквально с первого часа войны. Были и другие узлы обороны, о судьбе защитников которых сведений не сохранилось. В полосе указанных укрепрайонов их защитники - бойцы и командиры пулеметных и артиллерийско-пулеметных батальонов, а также дравшиеся рядом с ними воины стрелковых частей несколько суток, а иногда полторы-две недели сковали значительные силы противника.

Анализ отчетных карт ОКХ позволяет заключить, что на государственной границе СССР в основном по линии укрепленных районов, в полосе от Балтики до Карпат в первых боях продолжительностью от нескольких суток до 7-10 дней было сковано 25 дивизий врага, в том числе 100 и 101 лпд до 27.06.1941г. под Перемышлем; 262, 24, 295, 71 и 296 пд до 27.6.1941г. под Рава-Русской; 57 пд до 25.6.1941г., 262 пд до 27.6.1941г. и 79 и 113 пд до 1-2.7.1941г. под Сока-лью; 99 лпд до 30.6.1941г. под Устилугом; 4 тд, 1 пд и 255 пд до 27.6.1941г. и 267 пд до 1.7.1941г. под Малоритой; 45 пд до первых чисел июля в крепости Бреста; 167 пд до 24.6.1941 под Орлей; 252 пд до 26.6.1941г. и 293 пд до 30.6.1941г. под Дрохичином-Семятичами, 7 пд до 24.6.1941г. под Шульбоже и Чижовым, 87 пд до 27.6.1941г. под Осовцем, 28 пд до 25.6.1941г. под Сопоцкино, 267 пд до 1.7.1941г. под Лиепаей. Воины укрепрайонов и опиравшиеся на них стрелковые части, пограничники, внесли свой вклад в борьбу с врагом на пограничных рубежах.

Там, где укрепрайоны были в состоянии большей готовности и позиции на них успели занять войска прикрытия границы, "они, - как отмечает бывший начальник штаба 41 сд генерал-майор Н.В. Еремин, - оправдали свое назначение". В начале статьи приводился отзыв на этот счет командира 293-й немецкой пехотной дивизии.

Задержка с выходом к фронту 25 вражеских дивизий первого атакующего эшелона вермахта в результате самоотверженной обороны на границе воинов ряда стрелковых соединений и пограничников, опиравшихся на потрясающий героизм и стойкость воинов-защитников ДОТов укрепрайонов - вклад героев первых боев на пограничном рубеже в дело нашей великой Победы в той огромной и тяжелейшей войне.

{moscomment}

 

Последнее обновление ( 02.01.2008 )