История в ДОТах и ДЗОТах
09.07.2007

Краткое описание:

Владимир Каминский, газета «Республика» 9 сентября 2003 г.

Статья Владимира Каминского содержит общую информацию о Минском укрепрайоне: история строительства, боевые действия летом 1941г и современное состояние.

Материал предоставил: Е. Хитряк

Вы можете оценить данную статью выбрав оценку и нажав кнопку "Оценить", которая находиться в верхней части страницы, а также оставить свой комментарий о статье. Форма для ввода комментариев расположена в конце статьи.

ИСТОРИЯ В ДОТАХ И ДЗОТАХ

 

Фортификационные сооружения: прошлое, настоящее и будущее 

Владимир Каминский

газета «Республика» 9 сентября 2003 г.

Беларусь богата на исторические достопримечательности. Вся ее прошлая история - это многослойные напластования страстей и дел рук человеческих. На слуху у нас Мирский замок и Несвижский исторический комплекс, Брестская и Бобруйская крепости, многие памятники духовно-религиозного содержания.А между тем есть еще один пласт нашей истории, который не на слуху, но, тем не менее, он достоин не только внимания историков, но и государственных деятелей, всего белорусского народа. Он связан с войнами и защитой Отечества. Беларусь, как известно, не была обойдена войнами, и на ее территории, как и на землях ряда других стран, из века в век сооружались различные защитные инженерные объекты от нашествий и агрессии.В свое время фортификационные сооружения были в основе защиты от внешних угроз. Вспомним хотя бы Великую Китайскую стену, ее нынешнюю экзотику и доходы от туристов. Когда-то же она была важнейшим средством защиты от нашествий воинственных северных кочевых племен.Фортификационные сооружения Беларуси - это не только Брестская или Бобруйская крепости, а разветвленная система инженерной защиты, перекликающаяся в столетиях. К сожалению, мы больше знаем о линии Мажино или Маннергейма, а вот того, что находится рядом с нами, попросту не замечаем. Это во многом характеризует отношение к той части нашей истории, в которой войны определяли будущее страны.Предлагаемый читателю материал Владимира Каминского призван в некоторой мере восполнить пробелы в исторической памяти с нацеленностью на будущее. Он же вернет нас к трагическим событиям прошлой войны, 60-летие окончания которой готовится встретить и белорусский народ.Как у широкой общественности нашей страны, так и у руководящих работников отсутствует понимание того, что памятники оборонного строительства (фортификации) нового и новейшего времени, то есть с XVII века и по наши дни, от старинных бастионов до ракетных шахт, ничуть не уступают в исторической и культурной ценности средневековым замкам. Между тем в Европе, включая и такие, совсем еще недавно "братские" страны, как Польша и Чехия, это давно осознали. Оборонительные сооружения, построенные в Чехословакии перед Второй мировой войной те из них, что уцелели от разрушения, давно уже превращены в музеи или, по меньшей мере, в экскурсионные объекты. Они нанесены на туристические карты, очищены от мусора, обустроены удобными подходами, в некоторых восстановлено первоначальное вооружение и оборудование. Все они охраняются государством, наиболее крупные содержит Министерство культуры, за многими присматривают местные военно-исторические клубы. В Польше аналогичным образом используются разнообразные оборонительные сооружения польской, немецкой, российской (царского времени) и советской постройки, а также издаются журнал и газета по истории фортификации.Каким же потенциалом располагает наша страна в области фортификационных памятников? Я не собираюсь перечислять здесь все - их много, и о нынешнем состоянии большинства из них я не располагаю достаточной информацией. Остановлюсь лишь на том, что знаю близко: на комплексе оборонительных сооружений главной полосы Минского укрепрайона. Полагаю, тут не повредит краткая историческая и техническая справка.Минский укрепрайон (УР) был построен в период 1929-1939 годов в рамках системы инженерной подготовки приграничных военных округов к долговременной обороне. Состоял из полосы разрушений и заграждений (предполья), главной полосы обороны и тыловой полосы. Будучи УРом первого разряда, насчитывал 326 дотов, то 'есть был крупнейшим в Белорусском военном округе и одним из крупнейших в СССР. Кроме оборонительных сооружений, заблаговременно была проложена система дорог, а также подземных и воздушных линий связи.В середине тридцатых годов гарнизон УРа (данные по совокупности -различных источников) состоял из 13-й стрелковой дивизии "уровского" типа (по сравнению с обычной стрелковой дивизией в состав ее стрелковых полков было включено дополнительно по одному пулеметному батальону), двух кадровых отдельных пулеметных батальонов (в военное время должны были развертываться в четыре), а кроме того, УР должна была поддерживать 81-я стрелковая дивизия (территориального типа, впоследствии преобразованная в кадровую). Есть сведения, что одно время в УРе имелся и отдельный танковый батальон.Главная полоса обороны УРа начиналась севернее Плещениц и заканчивалась южнее Станькова, достигая 110 км в длину по фронту. На Молодечненском направлении она достигала 5-6 км в глубину, на периферийных участках уменьшалась до 1-2 км. Наибольшая плотность расположения дотов и наибольшее количество артиллерийских дотов также наблюдается (по полевым исследованиям) на Молодечненском направлении.

В УРе были возведены типовые для того времени пулеметные и артиллерийские доты, хотя стоит заметить, что в каждом УРе они не только имели свои характерные особенности, но и практически нет двух совершенно одинаковых по устройству огневых точек.

Пулеметные доты были в основном трехамбразурными, вооружались "максимами" на специальном капонирном станке. Каждый дот был оборудован газовым фильтром-поглотителем, приточным вентилятором, вентилятором для отсоса пороховых газов. Наблюдение велось с помощью перископа. Внутренняя связь обеспечивалась переговорными трубами и электросигнализацией, внешняя - телефоном. Было предусмотрено водо- и электропитание. Двухэтажные пулеметные доты обычно являлись одновременно и командными пунктами. Некоторые одноэтажные доты также были приспособлены к использованию в качестве наблюдательных пунктов. Гарнизон одноэтажного дота составлял 10-12 человек, двухэтажного - до 20.Артиллерийские доты были двухамбразурными (известен один четырехамбразурный доту д.Мацки), вооружены модифицированными трехдюймовками образца 1902 г. (кстати, лучшее орудие в своем классе вплоть до начала 30-х годов) на бронированной капонирной установке образца 1932 г. Гарнизон составлял около 20 человек. По результатам полевых исследований в УРе обнаружено 16 дотов такого типа, не считая артиллерийских дотов постройки 1938-1939 годов.В УРе были возведены несколько противотанковых дотов (известно пять), вооруженных 45-миллиметровой пушкой и пулеметом в башне танка Т-26. Не считая самой танковой башни, их техническое оборудование было в основном аналогично таковому для пулеметных дотов. Численность гарнизона неизвестна, оценить ее можно в 5-7 человек. Башня одного из таких дотов находится во дворе музея Великой Отечественной войны в Минске.В 1938-1939 годах велись работы по усилению укрепрайона, в ходе которых было возведено еще 34 дота. Из них в настоящее время известны 22 единицы, в том числе 14 под две 76-миллиметровые пушки в каждом, остальные - под сорокапятку и пулемет. К сожалению, эти доты вообще не были вооружены и оборудованы, на большинстве не были завершены даже отделочные работы и гидроизоляция.Железобетонные стены дотов толщиной до 1,5 м и крыши толщиной до 1,1 м защищали гарнизоны от снарядов калибром до 155 мм, а более мощных орудий потенциальный противник - Польша - до начала 30-х годов не имел вообще и лишь к 1936 году приобрел 12 чешских 220-мм мортир. Доты, возведенные при усилении УРа в 1938-1939 годах, должны были выдерживать попадания 203-мм снарядов. Стоит заметить, что строительство системы укрепрайонов в СССР в целом и Минского УРа в частности было, помимо чисто военно-технических вопросов, сложной экономической и организационной задачей и требовало огромного напряжения сил не только армии, но и местного населения.Осенью 1939 года 13-я "уровская" стрелковая дивизия ушла на новую западную границу, 81-я стрелковая дивизия еще раньше была переведена в Украину, а гарнизон УРа был существенно сокращен, что затруднило нормальное содержание укрепрайона.В начале войны в Минском УРе находился практически один пулеметный батальон под командованием А.В. Сугакова.Положение под Минском в эти дни вообще сложилось исключительно тяжелое. Организовать прочную, глубоко эшелонированную оборону было невозможно.Тем не менее ряд дотов совместно со стрелковыми частями оказали упорное сопротивление противнику. В первую очередь это четырехорудийный капонир у деревни Мацки. Его артиллеристы повредили или уничтожили несколько единиц вражеской техники, включая танки. Судя по повреждениям от снарядов и от подрыва штурмовыми группами противника, серьезное сопротивление немцам оказывали артиллерийский полукапонир у деревни Жуки, пулеметные доты у Лумшина, в окрестностях Заславля, в районе Брестского шоссе и самохваловичской дороги у Ляховичей. Более того, тщательный осмотр дотов выявляет все больше следов боевых повреждений, и список дотов, задействованных в боях, все время растет.

108-я и 64-я стрелковые дивизии держались на главной полосе обороны УРа двое суток (и еще несколько суток вели бои в окружении), а подразделения 50-й стрелковой дивизии оборонялись на плещеницком участке до начала июля включительно. Что вместе с действиями 100-й и 161-й стрелковых дивизий в тылу УРа задержало продвижение противника и не позволило ему использовать прорывы на отдельных участках.

Теперь, несколько разобравшись с героическим прошлым, перейдем "к делам нашим скорбным". К 1984-85 годам некоторые доты, уцелевшие за годы войны, были сброшены в карьеры или разрушены при подрыве в них собранных боеприпасов, что нередко делалось при послевоенном разминировании местности. За прошедшие 15-17 лет положение ухудшилось. Многие доты, оказавшиеся за это время в местах дачной и коттеджной застройки, были погребены под грудами мусора, например, у деревень Клыповщина, Макавчицы, Кладочки... Были разломаны остатки оборудования в других ,дотах. Во многих дотах какие-то недоумки жгли костры, что сделало невозможным не только посещение этих объектов экскурсиями в будущем, но даже и обычную фотосъемку - черные обломки на фоне черных стен едва различимы даже при хорошем освещении. На нескольких дотах были построены дачи... Еще ряд дотов были сброшены в карьеры в районе Заславля, у д. Лумшино и в других местах. Буквально год-два назад такая же судьба постигла отлично сохранившийся, несмотря на повреждения от снарядов, полученные на войне, трехамбразурный пулеметный дот на холме у д. Ошнарово. Руководители организации, занимавшейся ремонтом Радошковичского шоссе, не нашли более подходящего места для добычи песка... Характерной особенностью загубленного дота была надпись "Ответим ударом на удар!", сделанная во входном коридоре еще в 30-е годы - тогда было принято писать патриотические лозунги на стенах, в отличие от мата, названий поп-групп и фашистской символики, которые принято изображать теперь.Отношение официальных историков к "уровской" теме, как и государственных организаций к самому УРу -это, за редкими исключениями, полное безразличие. В советское время эта тема не то чтобы замалчивалась, но и не афишировалась. Ну а сейчас, понятное дело, нет денег...Более или менее систематическими и основательными исследованиями, как полевыми, так и документальными, заняты лишь несколько небольших (по 2-3 человека) групп любителей истории и одиночные исследователи. Сейчас идет процесс установления контактов между группами и отдельными исследователями и попытки координировать работу. Во многом это происходит благодаря Интернету, давшему людям возможность найти друг друга даже на краю света, свободно общаться и публиковать результаты.В настоящее время историко-культурный музей-заповедник "Заславль" разрабатывает проект музеефикации одной из огневых точек, расположенных в черте города. Это сложная работа (тему ведет главный хранитель музея А.К. Рак), ведь требуется выяснить состав оборудования дота, найти подходящее для использования с других дотов, найти документацию по недостающему оборудованию с тем, чтобы представить его хотя бы в виде макетов. На все это нужно время и, само собой, деньги. В перспективе в музее возможно создание экспозиции, посвященной истории Минского УРа, ведь его штаб находился неподалеку, у д. Зеленое, а основные бои разворачивались также в окрестностях Заславля. Если эта работа увенчается успехом, есть намерение музеефицировать артиллерийский дот в д. Гуры, который сейчас, кстати сказать, находится в весьма бедственном состоянии.Вообще, комплекс оборонительных сооружений Минского укрепрайона, несмотря на все военные и современные разрушения, обладает огромным потенциалом по организации в нем экскурсионной работы и туризма, но это требует усилий по приведению дотов в достойный вид, разработке соответствующего информационного обеспечения и средств. В частности, могут быть организованы автобусные экскурсии и пешие туристские маршруты по местам боев 108-й стрелковой дивизии и спецвойск укрепрайона в окрестностях Дзержинска, а также 64-й дивизии, спецвойск и поддерживавших частей в окрестностях Заславля. В районе д. Лошаны в полосе километр на полкилометра находятся 2 артиллерийских и 4 пулеметных дота различного исполнения, что могло бы стать основой особой экскурсии на тему фортификационной техники. В окрестностях деревень Мацки, Лумшино, Жуки, Ошнарово и Боубли на сравнительно небольшой площади порядка пять на пять километров компактно расположены четыре артиллерийских и более двадцати пулеметных дотов различного устройства, со следами боевых повреждений (к сожалению, один уничтожен в конце 80-х годов, а еще три завалены в результате добычи песка). Здесь вел бои 30-й стрелковый полк упоминавшейся уже 64-й дивизии.Понятно, что в силу уже указанных причин это работа не сегодняшнего дня. Однако для того чтобы в будущем все же приступить к организации экскурсий, необходимо уже сейчас позаботиться о сохранности объектов, тем более что многое можно сделать без привлечения серьезных денежных вложений. Прежде всего, укрепрайону в целом необходимо придать статус историко-культурного памятника (кстати, вопрос этот уже поднимался в середине 80-х годов на страницах "Минской правды" В.Ф. Абрамовичем) с распространением его на все сооружения, а по возможности и на ландшафт. Это, кстати, относится и к таким фортификационным комплексам, как Полоцкий, Мозырский, Гродненский и Брестский укрепрайоны, Бобруйская, Гродненская и Брестская крепости (последняя ассоциируется у людей только с цитаделью, между тем как к ней относится и кольцо фортов, расположенных ныне уже на окраинах города). Понятно, что на каждый дот охранную табличку не повесишь, однако необходимо строго соблюдать следующее: категорически запретить добычу стройматериалов вблизи оборонительных сооружений, установить охранную зону, в пределах которой в окрестности каждого запретить выделение садовых участков, жилищное и промышленное строительство. В тех случаях, а их немало, когда доты (а также иные оборонительные сооружения) уже находятся в пределах населенных пунктов, садовых товариществ, сельскохозяйственных и промышленных объектов, проводить с гражданами разъяснительную работу о необходимости их сохранять.

Только так мы сможем передать потомкам то, что было оплачено потом и кровью предыдущих поколений.

{moscomment}

Последнее обновление ( 19.08.2007 )