Изучение Гродненского УРа (1940-1941)
10.02.2008

ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ 68 ГРОДНЕНСКОГО УКРЕПЛЕННОГО РАЙОНА (1940 – 1941)

Автор: С.А. Пивоварчик

Исследование посвящено истории строительства Гродненского УРа и основано на результатах полевых исследований научного общества военной археологии и истории Гродненского государственного университета имени Янки Купалы и Общества польских фортификаторов (TPF) а также на основе архивных исследований.

ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ

68 ГРОДНЕНСКОГО УКРЕПЛЕННОГО РАЙОНА

(1940 – 1941)

 

С.А.Пивоварчик

 

На протяжении нескольких полевых сезонов научное общество военной археологии и истории Гродненского государственного университета имени Янки Купалы и Общество польских фортификаторов (TPF) проводили совместные исследования памятников фортификации нового и новейшего времен на территории Гродненской области и Подляшского воеводства (руководители экспедиции – доцент кафедры археологии и этнологии ГрГУ, кандидат исторических наук С.Пивоварчик и вице-председатель Осовецкого отделения TPF, магистр А.Вап). Объектами исследования были Гродненская крепость (время постройки – 1880-я – 1915 гг.) и 68 Гродненский укрепленный район (1940 – 1941 гг.). Необходимо отметить, что история фортификации нового и новейшего времени является мало исследованной страницей военной истории Беларуси, хотя памятников этой категории вполне достаточно – Бобруйская, Брестская, Гродненская крепости, немецкая линия укреплений времен первой мировой войны, польские укрепления 30-х гг. вдоль старой советско-польской границы, советские укрепленные районы так называемых «линии Сталина» и «линии Молотова» – Полоцкий, Минский, Мозырский, Слуцкий, Гродненский и Брестский. Необходимость совместной с польскими коллегами экспедиции была вызвана тем, что Гродненский укрепленный район оказался разделенным современной границей между Польшей и Беларусью и только исследование по обе стороны границы может восстановить реальную историю этого памятника военно-инженерного искусства. Исследования 68 Гродненского укрепленного района носили комплексный характер – полевые исследования сочетались с поиском архивных материалов в Российском государственном военном архиве и Государственном архиве общественных объединений Гродненской области, записью воспоминаний свидетелей тех событий.

Проведя анализ боевых действий первой мировой войны, советские военные специалисты пришли к выводу, что границу необходимо прикрыть не сплошной полосой фортов, а отдельными укрепленными районами (УРами). Каждый из них представлял собой «полосу местности, оборудованную системой долговременных и полевых фортификационных сооружений в сочетании с различными инженерными заграждениями и подготовленную для длительной обороны специально предназначенными войсками самостоятельно или во взаимодействии с общевойсковыми частями и соединениями». УРам следовало прикрывать наиболее угрожаемые направления, важные коммуникации, промышленные и политические центры, а также обеспечивать условия для нормального проведения мобилизации и развертывания войск в начале войны. Требование абсолютной непреодолимости к УРам не предъявлялось. Им предстояло только задержать противника до подхода главных сил своей армии. Строительство УРов в СССР началось в 1927 – 1928 гг. с Полоцкого и Карельского и велось в несколько этапов. В период 1929 – 1938 были созданы 13 укрепрайонов, из них 3 в Беларуси – Полоцкий, Минский, Мозырский. Протяженность УРа по фронту составляла 60-120 км, общая глубина 20 – 30 км, причем главная полоса обороны простиралась на 2-5 км в глубину, а флангами нередко упиралась в естественные преграды. В ней сосредоточивались долговременные огневые точки (ДОТ), командные и наблюдательные пункты, узлы связи, убежища, а основным элементом был батальонный район обороны шириной по фронту 3 – 5 км, глубиной 1,5 – 3 км. На флангах артиллерийские ДОТы ставили так, чтобы они перекрывали друг друга огнем. В середине 30-х годов самыми распространенными в УРах были пулеметные ДОТы типа М. Долговременных сооружений, обеспечивавших неуязвимость гарнизона при попадании 155-мм и 210-мм снарядов, насчитывались единицы. Они мало отвечали требованиям времени, поскольку могли вести лишь преимущественно фронтально-пулеметный огонь, имели недостаточную глубину и необорудованный тыл, слабую сопротивляемость сооружений и малоэффективное внутреннее оборудование.

Осенью 1939 г. в Генеральном штабе Красной армии и приграничных округах приступили к разработке плана прикрытия новой линии государственной границы. Было принято решение о строительстве еще 23 Уров на новой границе. Так называемый “Белостоцкий выступ” в Западном особом военном округе (Зап.ОВО) должны были прикрывать четыре укрепленных района – 62 Брестский, 64 Замбровский, 66 Осовецкий и 68 Гродненский (дальше ГУР). Планировалось построить 85 опорных пунктов обороны с 2130 объектами долговременной фортификации. Командование округа предложило два варианта возведения УРов – непосредственно по линии новой госграницы и на расстоянии 25-50 км от нее. Из предложенных был принят вариант размещения укрепленных районов непосредственно вдоль новой государственной границы.  

Основу каждого Ура составляли узлы обороны и опорные пункты из долговременных железобетонных огневых точек (ДОТ) и деревоземляных инженерных сооружений (ДЗОТ). Генеральным планом оборонительного строительства предусматривалось в 1940 – 1941 гг. завершить строительство и оборудование первой полосы узлов обороны и опорных пунктов укрепрайонов. В последующие годы (вплоть до 1945 г.) намечалось построить вторые полосы и окончательно оборудовать законсервированные укрепрайоны второй линии (на старой границе), находившейся в 200 – 320 км от первой – Полоцкий, Себежский, Минский, Слуцкий и Мозырский.  

Из четырех УРов, запланированных в ЗапОВО, Гродненский должен был быть наиболее мощным. По фронту в 80 км от р. Неман восточнее г. Сопоцкин и до г. Гонендза планировалось построить 606 дотов.

Глубина обороны должна была составить 5 – 6 км и оперативно этот УР подчинялся командованию 3 Армии, штаб которой размещался в Гродно. Тут же находилось и Управление начальника строительства №71 (УНС 71), которое руководило строительством 68 Ура. Для непосредственного строительства на местах были сформированы 6 строительных участков. К УНС 71 были прикреплены Августовский, Гродненский, Домбровский, Кнышинский, Скидельский, Соколковский и Сопоцкинский районы, местные власти которых должны были мобилизовать все ресурсы для оборонительного строительства.

Летом 1940 г. в соответствии с приказом Наркома обороны и командующего ЗапОВО от 6 июля началось строительство узлов обороны Гродненского укрепленного района (ГУР). Оперативно-тактическое назначение ГУРа было прочное прикрытие со стороны Восточной Пруссии района Гродно, обеспечивая совместно с полевыми войсками направление Гродно – Волковыск и Гродно – Белосток. В соответствии с рекогносцировкой планировалось возведение трех узлов обороны и двух отдельных опорных пунктов. В пояснительной записке к Генеральной схеме полосы предполья Гродненского укрепрайона отмечалось, что госграница перед фронтом УРа имеет крайне изогнутое очертание, чем объясняется неодинаковая глубина предполья на различных участках УРа. Так перед фронтом узла обороны № 1 (Головенчицы – Марковцы) она достигает 3 – 6 км (реально – 0,5 – 1 км – С.П.), на узле обороны № 2 (Богатыри – Липск) – менее 1 км от границы и перед фронтом узла обороны № 3 (Старая Каменная – Триречки) и на Штабинском направлении глубина полосы предполья достигала 20 км. Отмечалось, что линия самой границы выгодным в тактическом отношении рубежом для обороны не является, за исключение очень немногих участков. В большинстве – это условная линия, проходящая через леса, перелески, мелкие речки и канавы. На своем протяжении она дважды пересекает систему Августовского канала, причем шлюзы, обеспечивающие спуск воды из Августовского озер в восточную часть канала, проходящую перед передним краем УРа, находятся в руках немцев, что делает затруднительным полноценное использование канала для заболачивания [8, л.3]. Комендант Гродненского укрепленного района полковник Иванов заключал, что почти на всем своем протяжении линия госграницы является невыгодным рубежом, по которому можно было бы иметь передний край полосы обороны, тем более, «что маскировка работ и готовых ДОТов была бы исключительно трудной, т.к. немцы построили и продолжают строить непосредственно у границы ряд наблюдательных вышек высотою до 50 м».

Непосредственным возведением и оснащением долговременных железобетонных оборонительных точек занимались военные – саперные, инженерные и специальные технические части. На подготовительных работах – отрывка котлованов, заготовка песка, щебня, полевого камня, леса и древесины, транспортные работы – широко использовалось местное гражданское население, которое выполняло трудовую и гужевую повинность. Полевые и архивные исследования позволили восстановить технологический процесс строительства оборонительных сооружений, выделить основные типы объектов, их вооружение и оборудование, количество и состав гарнизона укрепрайона, а также реконструировать трагические события первых часов и дней войны, которые долгое время оставались неизвестными.

Первыми в районе строительства опорного пункта устанавливались полевые бетонный и лесопильный (тартак) заводы. Затем в местах строительства дотов проводились маскировочные работы. Территория вокруг возводимого объекта обносилась колючей проволокой, высоким забором и молодыми елками. Котлован под сооружение копался гражданским населением с использованием исключительно лопат и тачек. Одновременно к стройплощадке подвозились строительные материалы: доски, камни, щебень, песок и цемент. Все материалы складировались на расстоянии 100 метров от площадки и непосредственно на стройплощадку транспортировались солдатами. Благодаря полевым и архивным материалам удалось восстановить вид стройплощадки четвертого цикла. Весь технологический процесс возведения долговременной огневой точки состоял из девяти циклов.

Далее специальные работы производились саперными и инженерно-техническими подразделениями, а также гражданскими вольнонаемными специалистами, прибывшими из центральных районов СССР. На дно подготовленного котлована укладывался 30 см слой раздробленного полевого камня и щебня. На него заливался бетонный фундамент. Затем устанавливалась опалубка и арматура, монтировались броневые короба под вооружение, после чего начиналось бетонирование ДОТа с одновременной установкой части внутреннего оборудование. По воспоминаниям участников строительства, процесс бетонирования продолжался непрерывно около двух суток. Делалось это для того, чтобы не происходило расслоение бетона, которое могло ослабить отпорность сооружения. Бетон подвозился грузовиками с полевого бетонного завода. Полевыми исследованиями удалось установить места размещения бетонного, камнедробильных и лесопильного (тартака) заводов в районе деревень Домураты, Жабицкие, Доргунь, Пролейки. Броневые короба, стальные листы, вооружение и внутреннее оборудование привозилось по железной дороге до станций Лососна и Новая Каменная и развозилось по участкам на грузовиках. По железной дороге привозили также гранитный щебень из Волыни, Урала и Кавказа. Его использовали для строительства наиболее важных объектов. После затвердения бетона до необходимой кондиции, опалубка снималась, монтировались вооружение и оборудование. На заключительном этапе наружные стены покрывались смолой, проводились обсыпка и маскировка готового оборонительного сооружения.

Согласно Титульного списка оборонного строительства на 1940 г., утвержденного Генеральным штабом Красной Армии в июле 1940, в Гродненском УРе планировалось строительство 133 ДОТов на сумму 17 953 920 рублей. В 1941 – 275 объектов, большинство из которых должно было быть вооружено, оборудовано и замаскировано до 1 сентября 1941 г. Кроме этого, в систему УРа включались сооружения крепости Гродно, которые должны были быть подготовлены к обороне к этому же сроку. Полевые исследования, проводимые нами на местности, должны были выявить реальное состояние боеготовности Гродненского УРа, так как сведения, которые содержатся в современной литературе, значительно расходятся. В.А.Анфилов в монографии «Начало Великой Отечественной войны (22 июня - середина июля 1941 года). Военно-исторический очерк» пишет, что до 1 июня 1941 г. было построено 165 ДОТов, а к концу года планировалась постройка еще 373. Эти же цифры находим и в книге «Третья армия. История. Люди. Подвиги». В.А.Семидетко в статье «Истоки поражения в Белоруссии (Западный особый военный округ к 22 июня 1941 г)» называет другие цифры – к 1 июня 1941 г. построено всего 98 ДОТов, из них 42 были боеготовые. Этот же автор называет фантастическую цифру количества узлов обороны ГУР – 28. В выявленном нами донесении о выполнении плана оборонительных работ в укрепленных районах ЗапОВО за 1940 г. указано, что по Гродненскому УРу при плане постройки 91 долговременного сооружения, возведено было 98, что составило 107,7 % от плана. Однако, боевое вооружение было установлено в 37 ДОТах (40,66 % от плана), а внутреннее оборудование (средства наблюдения и связи, электрооборудование, фильтровентиляционная система) только в двух. Таким образом, архивные материалы свидетельствуют о том, что планы строительства корректировались на протяжении второй половины 1940 г.

В результате полевых исследований, проведенных нами на территории Польши и Беларуси, удалось идентифицировать 168 ДОТов различного типа (в том числе 7 наблюдательных и 3 каменно-бетонных), а также начатого строительства не менее 20. В это количество входят все объекты, в которых было закончено бетонирование, но другие циклы строительства были в разных стадиях завершения. Объектов, строительство которых началось, было, конечно же, значительно больше, однако в послевоенное время часть котлованов под ДОТы были засыпаны в результате хозяйственной деятельности, а единичные объекты были разобраны местным населением на строительные материалы. Такие факты зафиксированы во время опроса местного населения в районе строительства фортификаций, как на польской, так и белорусской стороне.

Во время полевых исследований было установлено, что на территории Польши находятся 110 объектов ГУР. На территории Беларуси локализирован 98 объектов, в том числе 75 ДОТов в различной ступени сохранности, 20 котлованов под ДОТ и 3 остатки заводов. Таким образом, на настоящее время в результате полевых исследований удалось провести инвентаризацию долговременных оборонительных сооружений ГУРа, выяснить систему обороны отдельных узлов и пунктов, идентифицировать 208 объектов.

В связи с большим объёмом оборонительного строительства промышленность не успевала обеспечить стройматериалами и оборудованием. Из-за недостатка строительных материалов и механизмов, вооружения для ДОТов, коробов амбразур и другого оборудования тормозилось выполнение намеченных планов строительства. Плохо обстояло дело с вооружением уже построенных ДОТов. До конца 1940 г. в Гродненском УРе удалось вооружить 37 объектов. В 1941 г. получили вооружение все сооружения прошлого года и единичные постройки 1941, причем большинство из них получили только часть вооружения. В результате полевых исследований удалось установить, что на вооружении долговременных сооружений ГУРа были следующие системы: 76 мм казематная артиллерийская система Л-17 образца 1940 г с пушкой Л-11 и оптическим прицелом КТ – 4. Система была принята на вооружение в 1939 г. и первые образцы поступили на вооружение УРов в 1940 г. Такое вооружение получило большинство артиллерийских ДОТов 68 ГУР.

Кроме этого на вооружении могла находиться артиллерийская система ДОТ-2, принятая на вооружение также в 1939 г. и в количестве 200 экземпляров поступившая на вооружение в 1939-40 гг. Дополнительно 200 штук этой системы должны были поступить в УРы в 1941 г. Не менее распространенной уровской системой была ДОТ – 4, которая состояла из 45 мм пушки образца 1934 г. спаренной с 7,62 мм пулеметом ДС и снабженная оптическим прицелом КТ – 1. Система была разработана в 1938 г., прошла полигонные испытания и была принята на вооружение в 1939 г. В том же году было произведено 324 штуки, на 1940 г. заказано на заводе 500 экземпляров, а на 1941 г. – еще 1700 [14, с.890-896].

В современной литературе предмета исследования утверждается, что в укрепрайонах, которые строились на западной границе СССР в 1940 – 1941 гг., долговременные оборонительные сооружения с артиллерийским вооружением составляли 45-46 % от общего количества [2, с.51; 15, с.186]. Наши исследования показали, что этот процент в ГУРе был выше. Среди 168 построенных огневых точек 108 (64,29 %) получили или должны были получить артиллерийское и пулеметное вооружение, 47 (27,98 %) только пулеметное, 7 (4,17 %) – наблюдательные и по 3 (1,78 %) ДОТы бетонно-каменные без вооружения и сооружения, тип которых невозможно установить.

Необходимо отметить в данном случае, что огневые точки с артиллерийским вооружением, позволяющим поражать бронетанковую технику противника, были размещены неравномерно. Там, где предполагался главный удар противника, процент артиллерийских ДОТов был большим. В 1941 г. советские штабисты считали, что в полосе 3 армии наиболее опасным направлением является Сопоцкин – Гродно, поэтому в Сопоцкинском узле обороны процент ДОТов с артиллерийским вооружением составил 71,64 (48 объектов из 67 построенных).

Кроме артиллерийских систем, на вооружении укрепрайона состояли 7,62 мм пулеметы «Максим» образца 1910\30 на казематном лафете, 7,62 мм пулеметы «ДС»  образца 1939 г. По воспоминаниям генерала К.Н.Галицкого, всего в ДОТах 68 ГУРа перед началом войны было установлено около 300 пулеметов, 80 артсистем калибра 45 мм и 20 пушек 76 мм калибра. Чтобы как-то исправить ситуацию, командующий 3 Армией генерал-лейтенант В.И.Кузнецов приказал: в долговременных оборонительных точках, где закончено бетонирование и нет специального вооружения, установить тяжелые станковые пулеметы системы «Максим» и полевые орудия [16, с.23]. Аналогичное положение было и с внутренним оборудованием объектов: не хватало перископов, бензоэлектрических агрегатов, водяных насосов, противохимического оборудования и вентиляторов, оборудования связи. Еще хуже обстояло дело с маскировкой объектов: большинство из них не имело земляной обсыпки, а те которые имели, не были задернованы и замаскированы сеткой и насаждениями деревьев и кустарников.

Гарнизон Гродненского укрепрайона состоял из Управления коменданта, 232 отдельной роты связи, 9 и 10 отдельных пулеметных батальонов (ОПБ). В 1940 г. Управлению коменданта подчинялись также четыре саперных и один инженерный батальоны, но в самом конце того года они были выведены из подчинения коменданта УРа и подчинялись непосредственно инженерному отделу штаба 3 армии. Личный состав Гродненского УРа был переведен сюда из Полоцка, после того как в сентябре 1940 г. Полоцкий УР был расформирован. Комендантом Гродненского укрепрайона до начала войны был полковник Иванов. 9 отдельный пулеметный батальон (4-х ротного состава) под командованием капитана Жилы занимал позиции в Сопоцкинском узле обороны (узел обороны №1). Этот узел прикрывал самое важное направление на Гродно, поэтому работы тут велись наиболее интенсивно. 10 ОПБ (3-х ротного состава) под командованием капитана Луппова занимал позиции от д. Доргунь на правом фланге до д. Долистово на левом. В связи с тем, что участок обороны 10 ОПБ был очень растянут (примерно 50 км), перед началом войны на самый левый фланг укреп района (в район деревни Триречки, теперь территория РП) была направлена вторая рота 9 ОПБ [17]. Боеготовность укрепленных районов снижалась из-за неукоплектованности постоянных гарнизонов, а также из-за того, что части укрепрайонов мало обучались в ДОТах. До 1940 г. уровские части содержались в составе 25 % от штата военного времени. В 1940 г. были приняты меры к укомплектованию частей и подразделений укрепленных районов личным составом. Кроме уже имевшихся частей, планировалось сформировать части и подразделения общей численностью 136 744 человека. В начале июня 1941 г. на учебные сборы из запаса были призваны 800 тыс. человек, из которых 38,5 тыс. были направлены в укрепленные районы. Было признано необходимым в период с 1 июля по 10 октября 1941 г. сформировать дополнительно 110 артиллерийско-пулеметных батальонов [18, с.187]. Для четырех УРов на новой границе в Зап.ОВО планировалось сформировать 30 отдельных пулеметно-артилерийских батальонов (ОПАБ). Для Гродненского укрепленного района должны были быть сформированы дополнительно еще шесть ОПАБ, которые заняли бы новые опорные пункты после окончания их строительства. Начало войны не позволило завершить процесс строительства и формирования Гродненского укрепленного района, поэтому он не выполнил тех функций, которые на него возлагались. Тогда же выявился просчет советского командования в строительстве укрепленных районов на новой государственной границе. Отсутствие предполья, отдаленность дислокации полевых войск, некомплект уровских частей и быстрое наступление немецких войск привели к тому, что значительная часть построенных ДОТов осталась пустой. Те же, которые советские солдаты успели занять, немцы обошли, блокировали, и, несмотря на героическое сопротивление защитников, постепенно уничтожили. Как вспоминали участники боев, гарнизоны некоторых ДОТов сражались до 27 июня.

После войны объекты ГУРа оказались в пограничной зоне и стали труднодоступными для изучения. Если учесть и тот факт, что документы Управления укрепленных районов Генерального штаба Красной армии были засекречены и недоступны исследователям, то понятны трудности в исследовании этого памятника фортификации. Мы выражаем благодарность офицерам и солдатам Гродненского пограничного отряда РБ и Подляшского отдела Пограничной стражи РП за помощь, оказанную нам при проведении полевых исследований объектов 68 Гродненского укрепленного района.

Литература:

1.    Шперк В.Ф. Фортификационный словарь. – М.: Издание Военно-инженерной академии, 1946.

2.    Хорьков А. Г. Укрепленные районы на западных границах СССР // Военно-исторический журнал. – 1987. – № 12. –  С. 47 – 54.

3.    Сандалов Л. М. Первые дни войны. Боевые действия 4 армии 22 июня – 10 июля 1941. – М.: Воензидат, 1989.

4.    Семидетко В. А. Истоки поражения в Белоруссии (Западный особый военный округ к 22 июня 1941) // Военно-исторический журнал. – 1989. – № 4. – С. 22 – 32.

5.    В июне 1941. Воспоминания участников первых боев на Гродненщине. 1997. Гродно.

6.    Государственный архив общественных организаций Гродненской области (ГАООГО), фонд 6195, опись 1, дело 191.

7.    Российский государственный военный архив (РГВА), фонд. 36967, опись 1, дело 210.

8.    РГВА, ф. 36967, оп. 1, д 213.

9.    РГВА, ф. 39191, оп. 1, д. 14.

10.  РГВА, ф. 36967, оп. 1, д. 186

11.  Анфилов В.А. Начало Великой Отечественной войны (22 июня - середина июля 1941 года). Военно-исторический очерк. – М.: Наука, 1962.

12.  Третья армия. История. Люди. Подвиги. – М.: Воениздат, 1984.

13.  Wap A. Transgraniczne badania 68 Grodzie?skiego rejonu umocnionego // Fortyfikacja. – T.XV–  Warszawa. – 2000.

14.  Широкорад А.Б. Энциклопедия отечественной артиллерии.– Минск, 2000.

15.  Инженерные войска Советской Армии. – М.: Воениздат, 1985.

16.  Галицкий К.Н.. Годы суровых испытаний 1941-1944. – М.: Воениздат, 1973.

17.  РГВА, ф. 25874, оп. 4, д. 149.

18.  Анфилов В.А. Провал «блицкрига». – М.: Политиздат, 1974.

 

{moscomment}