Германские позиции 1915—1918 г.г. на Западном фронте.
17.02.2008
Краткое описание:

Статья Н. Шелавина опубликованная в журнале "Война и революция" в 1920 году сожержит довольно детальное описание немецких позиций ПМВ составленное на основе инспекции некоторых участков немецкой линии обороны в районе Сморгони. Отсутствует графический материал.

Германские позиции 1915—1918 г.г. на Западном фронте.

 

Н. Шелавин

"Война и Революция", 1920г. 

Исторический обзор возникновения позиций.

Недавно исполнилось пять лет с начала постройки в paйоне нынешнего западного фронта германских позиций, тянущихся полосой от Риги, восточнее Двинска и Постав, к озеру Нароч, далее проходящих западнее Молодечно через местечко Сморгонь, восточнее Барановичей, на юг по Огинскому каналy и восточнее, мимо Пинска, откуда они поворачивают нa юго-запад к австрийской границе (черт. № 1).

После того, как в конце июля 1915 года пала крепость Ковно, а затем Гродно (ко второй половине августа того же года), наши войска отступили на правый берег Немана и, несмотря на крайне расстроенное состояние (в корпусах было по 2000—3000 человек), недостаток огнестрельных припасов и утомление, несколько задержались западнее Вильны, Оран, по берегу Немана около Мереча, Гродно.

Но удачный Новосвенцянский германский прорыв в тыл наших корпусов снова заставил эти последние отходить на восток.Положение тогда было критическое.Ряд неудач, почти сплошное отступление,—привели русские войска к сознанию своей слабости, а немцев, упоенных удачей, к чрезвычайной наглости. Поток беженцев вызвал появление в районе войск холеры. Приходилось считать осеннюю кампанию 1915 года окончательно проигранной, что вынудило к отводу войск в тыл и эвакуации штаба западного фронта из Минска с тем, чтобы, укрепив рубеж Полоцк - Березина - Бобруйск и сосредоточив остатки корпусов и свежие пополнения в этом районе для его обороны, начать весною новую кампанию.

Другого выхода, как будто, не было, так-как немецкая гвардейская кавалерия, проникла в это время уже до станции Парафианово и местечка Докшицы; отступившие из Лиды паши части подвергались ударам в районе Молодечно; немцы делали попытки взорвать Бори- совский железнодорожный мост; вообще хозяйничали в этом районе нашего тыла, почти, как хотели.

Наши войска были без патронов, артиллерия—без снарядов; мобилизовали промышленность, но еще на фронте этого не чувствовалось. Связь наших войск, даже с ближайшими штабами, во многих местах была потеряна.

Командующий западным фронтом генерал Эверт все-таки упорно требовал от командующих армиями оказания сопротивления противнику на линии Барановичи - Молодечно и не соглашался на от'езд штаба фронта из Минска, полагая там оставаться до последний возможности.

Сформированные из пополнений и остатков рассеянных частей отряды и уцелевшие части были двинуты в район Березины (восточнее Докшицы), для вытеснения немецкой кавалерии: с поездов саживали в районе Молодечно, перевозимые из Лиды по другим назначениям, части резерва и, собрав из них кулак, для удара во фланг прорвавшимся немцам, остановили противника. В первой половине сентября выяснилось, что положение на фронте восстановлено, натиск ликвидирован, кризис миновал. Помогли этому и только-что построенные (после отхода, из Гродно) участки укрепленных позиций в районе Молодечно и Баранович (Докшицкая были занята немцами).

В конце — концов, германские войска вынуждены были несколько отступать из захваченной при прорыве местности и, после незначительных колебаний, в ноябре 1915 года, окончательно установилась вышеуказанная боевая линия. Та и другая сторона спешно ее укрепляли,--немцы усиленно оплетались колючей проволокой, мы вследствие малых запасов таковой, пользовались зимним временем, лишившим врага охоты к дальнейшему наступлению, и если укреплялись, то только в меру необходимости—иногда до смешного слаба (например, против немецких 9 — 12 рядов кольев с толстой колючей проволокой, у наших окопов торчал забор из одного ряда натыканных в снег и мерзлую землю колышков с 2 — 3 проволоками, представлявший меньше препятствий даже, чем простая изгородь).

Вместо отсутствующей колючей проволоки натягивали сплошь и рядом телеграфную, гладкую. Неприхотливые солдаты сидели и мерзли в окопах, имевших вид простых канав, строя для согревания от стужи, главным образом, землянки, вовсе не предохранявшие от неприятельских снарядов, даже полевой артиллерии. Оборона основывалась почти исключительно на маскировке—невидимости наших сооружений.

Тыловые инженерные организации усиленно работали в это время, по распоряжению свыше, на рубеже Березины и в глубоком тылу, под Витебском, Оршей, Могилевом и даже почти под самой Москвой. Когда, в конце декабря, выяснилось более или менее устойчивое положение боевой линии, им было приказано прекратить постройку Березинской позиции и, выдвинувшись в район 12—30 верст сзади войсковых позиций, принять от армейских организаций постройку второй полосы позиции.

Корпусным и армейским инженерным: частям явилась возможность приступить к приведению в порядок боевой позиции и к укреплению её второй линии. Исходя из имевшегося уже опыта позиционной войны, было указано,—обратить главное внимание на выбор и укрепление этой последней позиции, как неподверженной непосредственному поражению артиллерийским огнем противника, без переезда батарей на новые позиции.

Проводился принцип: первая боевая линия является линией сторожевого охранения; оборонять ее упорно, зачастую по местным условиям, невозможно, а при силе артиллерийского огня противника, могущего срывать до основания, обращать в какие-нибудь полчаса любой участок укреплений во вспаханное поле—нет оснований. Весь центр тяжести обороны сосредоточивается на второй линии, а далее, при ее прорыве,—на второй полосе. Эти линии укреплялись в полном возможном размере, на них было поставлено много рабочих, инженерных организаций и частей и даны наибольшие технические средства (все-таки в сравнении с германскими—очень ограниченные).

Что было сделано немцами, мы узнавали во время войны путем разведок и аэрос'емок, но данные эти составляли «секрет» и далее ответственные строители русских позиций только случайно знакомились кое с чем из богатого материала штабов, и в то время, когда немцы из такого же материала ежемесячно печатали в громадном количестве карты с точными планами наших позиционных работ и сооружений, широко снабжая ими, как стоявшие против нас свои войска и все части, так и инженеров, строивших им укрепления,—мы прятали свои ценные сводки в железных ящиках штабов и, видимо, берегли их «для истории войны», но, кажется, не сберегли вовсе. В результате, только после ухода немецких войск в конце 1918 года и в начале 1919 года явилась возможность, широкого ознакомления с сооружениями немцев, но из-за возникшей гражданской войны,— только урывками, по частям, т. к. для полного ознакомления надо было бы совершать целые путешествия, экспедиции, на что ни у кого не было ни возможности, ни времени, особенно в последний горячий период гражданской войны.

Переходы территории, на которой расположены эти позиции, из рук в руки, необходимость разрушать вредные в тактическом отношении участки их ,растаскивание имущества вернувшимися беженцами, - все это сделало еще более случайным и неточным ознакомление с ними, но именно, вследствие этого, становятся ценными, хотя и не систематические, отрывочные исследования отдельных участков, сделанные специалистами окопного дела.

Поэтому, предлагаем вниманию читателей сведения об одном из таких участков германской позиции по фронту оз.Нароч - Сморгонъ - Крево -- Вишнев, извлеченные из описания, сделанного отдельным руководителем работ 18-го Военно-Полевого Строительства по осмотру этих позиций в августе 2 сентябре сего года. К сожалению, осмотрена, была лишь первая полоса, позиции, тыловые же остались не исследованными. Но немцы сосредоточивали всю оборону на первой полосе позиции и очень незначительно укрепляли тыл, главным образом на, важных направлениях или при заведомо неудобной местности первой полосы. Поэтому, для основательного знакомства с их работами, оказывается достаточным рассмотреть укрепления передового района.

II. ПОЗИЦИИ. (Черт.№1).

Позиции, проходя по сильно пересеченной местности, большей своей частью расположены на командующих высотах, с которых открывается широкий и дальний обстрел. В промежутках между высотами и на низинах построены соединительные участки (на невыгодной для обороны местности, по- этому с повышенной, путем, устройства насыпных окопов, линией огня.

Оборона, по-видимому, основана на чрезвычайно развитых, хорошо обстреливаемых, искусственных препятствиях, местами сделанных из 10-14 рядов кольев, оплетенных колючей проволокой и, кроме того, усиленных сзади (между окопами и искусственными препятствиями) еще полосами проволочных сетей на низких кольях, или из пришпиленных к земле спиралей колючей проволоки. Проволочные заграждения обстреливаются фланговым огнём и из окопов, и из специальных капониров; для лучшего обстрела, полосы проволочных заграждений в плане, не только не следуют за начертанием линии огня окопов, но отходят от таковой, разделяются на несколько независимо идущих полос, образующих между собой коридоры, фланкирующиеся сильным огнём.

Разбивка проволочных заграждений чрезвычайно обдуманная и хорошо применённая к местности. Они имеют уступы в тыл, для лучшего фланкирования из капониров в вершинах углов уступов: снабжены передовыми участками, прикрывающими окопы для секретов; ходы для сообщений с последними предохранены коридорами из полос кольев с проволокой, имеются отсеки, образуемые отходящими в тыл полосами заграждений. Везде, где только можно, каждое свободное пространство в районе позиции,- овраги, ложбины запутаны колючей проволокой; входы в казематы, наблюдательные пункты, блиндажи и лисьи норы так же прикрыты участками проволочных заграждений, а ходы сообщений, время от времени, преграждены дверям из колючей проволоки разных систем (опускными, свертывающимися, створными) (черт. № 3).

Типы проволочных заграждений тоже всевозможные: рогатки железные из уголков и деревянные, сеть - на деревянных и железных кольях, высоких и низких, вперемежку или сплошь низких; с первым рядом, приспособленным для электризации (электрический забор), с подвешенными гремящими предметами и звонками и т. п. Сама проволока различная, - от нормальной, нашего образца, до всех видов усиленной, с более густо насаженными колючками или, вместо сплетенных тонких проволок, перекрученная; тонкое полосовое или четырехгранное железо. В проволочных заграждениях местами оставлены проходы не более 2-х шагов ширины.

Тактические ключи позиции (группы на возвышенностях, у дорог и переправ) сильно выделяются: они укреплены несколькими линиями окопов с блиндажами от снарядов тяжелой артиллерии (бетонированными - черт. № 5), обеспечены от обходов траверсными и уступными участками позиции с общей огневой обороной.

Окопы на возвышенностях - углубленной профили, в низинах - насыпные, одеты везде жердями или дерном (последний при крутых поверхностях насыпных окопов придерживается гладкой проволокой, натянутой рядами между врытыми в землю, с наклоном по профили насыпи, железными рельсами и балочками). Дерн хорошо принялся и держится превосходно, всюду, даже теперь. По дну окопов (и ходов сообщения) уложены мостки из досок, а также из деревянных плашек, связанных проволокой или скрепленных скобами. Под мостками - сточные канавки для отвода воды в дренажные выпускные трубы или поглощательные колодцы. Отвод воды сделан безукоризненно в даже теперь, без чистки и надзора в течении 2-3 лет, всюду отлично действует. Ходы сообщения глубокие и широкие, были одеты дерном, жердями или досками. Большая часть разобрана местными жителями, но все-таки местами сохранилась до сих пор.

Всякий холмик, возвышение в тылу позиции (до 300 саж. от передовой линии) использованы для постройки наблюдательных пунктов разных конструкций (черт. № 2), особенно в узлах сопротивления. Сильно укрепленные тактические ключи образуют узлы сопротивления между слабыми промежутками . Окопы богато оборудованы пулеметными площадками, большей частью (до 90%), открытые (без покрытия от пуль и осколков), гнёздами для миномётов и бомбомётов ( черт. № 3).

Позиции изобилует всякого рода убежищами (блиндажами, лисьими норами и пр. ), наблюдательные пункты, как в первой линии, так и в ближайшем тылу, хорошо оборудованы и сделаны безопасными, вплоть до применения броневых башен (черт. № 10).

Для выхода из окопов на бруствер заделаны в землю бруствера железные и проволочные скобы, схватываясь за которые одной рукой, легко быстро выскочить наверх.

Конструкция покрытий от тяжёлых снарядов очень сильная, в большинстве, в виде бетонной или железобетонной плиты, набитой на месте или, чаще, сложенной из заранее сделанных в тылу и привезенных на место постройки отдельных бетонных или железобетонных плит-элементов; под плитой несколько рядов бревен (черт. № 8).

Встречаются покрытия и из одних бревен: 6-8 рядов (6-ти вершковых), связанных шинным железом или употребляемым при железобетонных работах полосовым, 1/4 дюйма толщиною, с дырочками овальной формы (черт. № 6).

В настоящее время деревянные части почти везде сгнили, или растащены жителями, бетонные же сооружения сохранились хорошо.

При осмотре позиции бросается в глаза отличное оборудование и приспособление сооружений для жизни войск: всюду было проведено электрическое освещение из центральных станций в ближнем тылу позиции; устроены водопроводы из насосов, поставленных в колодцы, с трубопроводами в блиндажи к умывальникам и водоразборным кранам; блиндажи покрыты гладким и волнистым железом, толем, брезентами, оштукатурены внутри, побелены, окрашены, иногда оклеены обоями; снабжены окнами.

Для предохранения от газов, окна и двери прикрывались матрацами из клеенки, набитыми ватой и стружками; стекла в окнах—с внутренней железной сеткой, залитой в стекло, предохраняющей от разлёта осколков, при взрывах вблизи окон артиллерийских снарядов и ручных бомб (черт. № 6).

В блиндажах—мебель: нары с проволочными упругими сетками, столы, табуреты. Убежища, находящиеся в окопах, соединены между собой, с тылом и с соседними окопами телефонными проводами; и ближайшем тылу, за боевой линией, хорошо оборудованы центральные телефонные станции.

В тылу боевой позиции построена сильно развитая сеть узкоколеек, пересекающихся во всех направлениях; подвижной состав отсутствует, за исключением брошенных разбитых вагонеток. Вблизи узкоколеек видны остатки бетонных заводов для изготовления бетонных и железобетонных плит, покрытий для блиндажей и для других сооружений.

В настоящее время, всё вышеуказанное и полуразрушенном и запущенном состоянии, но, видимо, многое еще цело, ценно и годно для обороны.

Немцы и поляки не разрушали этих позиций, приберегая их на случай надобности (несомненно, разрушая, при всякой возможности, остатки русских позиций,—немцы, например, сдавали их с торгов, для разборки и уничтожения). Мы, в 1918 — 1919 г.г., в течение нескольких месяцев, хотя с весьма небольшим успехом (через Трамот и Особую Комиссию), вывозили с них оборонительное имущество и приступили перед самым отступлением к основательному разрушению, но, как и в нынешнем, году, к сожалению, мало успели сделать. Осмотр их в текущем году обнаружил большую боеспособность и заставляет считать позицию сильной для обороны.

Особенно важны в этом отношении хорошо сохранившиеся, как сказано выше, бетонные постройки, находящиеся в узлах сопротивления и на промежутках.

Для более детального ознакомления помещается здесь схематический план «Минкинского» узла (на немецких «досках-указателях» именуется «Минкинским Гарнизоном»), на месте деревни Минкин (район Сморгони) (черт. № 2).

Ближайшая к большой дороге из Вильно в Молодечно часть его укреплений разрушена в прежнее время, остальное хорошо сохранилось.

На схеме показаны проволочные сети, окопы, ходы сообщения, расположение лисьих нор (которыми богато снабжены окопы первой и второй линии), блиндажей от тяжелых снарядов и наблюдательных пунктов.

Сильная группа В расположена на небольшой высоте,—почти на одном уровне с противолежащей нашей позицией. Группа С построена тоже на небольшой возвышенности, но более слабая (промежуточная). Долина между В и С—прикрыта проволочными заграждениями. За ходом сообщения, соединяющим группы В и С, расположен насыпной окоп Н, прикрывающий и маскирующий позиционную дорогу.

Группа А, тоже на несколько большей высоте, прикрывает орудийный полукапонир, обороняющий фланговым огнем подступы и проволочные заграждения группы В и обстреливающий весь ее тыл, на случай захвата группы противником (черт. № 7).

Группа А прекрасно замаскирована (вообще же немцы обычно пренебрегали маскировкой), вблизи ее не видно совсем воронок от наших снарядов (кроме одной—мортирного попадания, около амбразуры полукапонира, не повредившего его вовсе). При капонире (черт. № 7) помещение для дежурной прислуги и погреб для зарядов.

Назначение полукапонира--обстреливать продольным огнем своего орудия нашу позицию, идущую на юг от железной дороги (от станции Сморгонь). Вся она хорошо видна с наблюдательного пункта. При наблюдательном пункте—блиндаж (черт. ,№ 9) с помещением для артиллеристов. Огонь этих групп дает прекрасную общую оборону. Окопы построены с изломами и на каждом изломе построено по пулеметному гнезду с нишами для укрытия пулемета и лент. Таких гнезд в группе В сохранилось 50 штук (черт. № 3).

Невдалеке, в тылу, у деревень Модки и Нареты расположена батарея с бетонными казематами. Необходимо сказать про этот участок, в дополнение вышесказанного, что лисьи норы первой линии, кроме ходов сообщения, на. поверхности земли между, входами в них,— связаны между собою еще подземными галереями, обделанными голландскими рамами (черт. № 6).

Наблюдательные пункты, кроме наблюдения через щель, снабжены трубами для перископов. Во многих жилых блиндажах также поставлены трубы, приспособленные для наблюдения перископами (черт. № 4 и № 5). Ходы сообщения, в изобилии соединяющие все три линии окопов узла,—хорошо применены к местности и укрыты от наблюдения с нашей позиции; кроме того, они покрыты проволочными сетками, отчасти предохраняющими от внезапного вскакивания противника, проникшего в тыл окопов, а главное, маскирующими ходы от аэропланов (покрытием по сетке травой, ветвями м т.п., подходящим под цвет местности материалом, делаются неподдающимися фотосъемке с аэропланов).

Ходы сообщения в группе А приспособлены к обороне, снабжены пулеметными гнездами а, таким образом, превращают группу в кольцевой окоп - сомкнутый опорный пункт. Кроме того, в этой группе устроена вышка для наблюдения за своим тылом.

В тылу, у дороги, командный наблюдательные пункт (Д) (видимо для полкового командира), - из него хорошо наблюдается шоссе и правый фланг участка (по направлению дорог – самый важный и опасный).При пункте, в овраге, внизу, блиндаж с покрытием от тяжелых снарядов из 8 рядов 6-ти вершковых бревен и бетонного матраца. Блиндаж снабжен всеми удобствами: изразцовыми печами, стены побелены, - очевидно предназначен для штаба полка. По лестнице, одетой жердями, выход наверх блиндажа, на бетонную площадку, где устроен окоп на одно отделение и пулемёт, защищающий наблюдательный пункт (черт. № 8).

Ручей, протекающий между группами Е а В, перегорожен сплошь проволокой; по берегу его расположены блиндажи, разбиты садики с клумбами, сделаны мостики, прикрытые проволочными заграждениями, обороняемыми из стрелковых окопов.

 

III. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

 

Забота о безопасном, удобном и даже приятном пребывании на позиции - видна на германских позициях повсюду (на австрийских южных участках - еще более).Несомненно, последнее проводилось сверху и вменялось в обязанность всем частям войск. Тыл позиции - всюду приводился в порядок (шла борьба с вековечной грязью, занимаемых войсками, наших деревень, делалось все возможное для украшения их улиц, въездов, кладбищ и мостов, избы тщательно дезинфицировались, стены обивались картоном, фанерой, оклеивались особой глянцевой белой бумагой или белились), проводилось электрическое освещение, отрывались колодцы, строились легкие бараки.

Соблюдение порядка и чистоты требовалось на позициях еще строже, чем в тылу. Такой же, разработанный тщательно порядок, граничащий с шаблоном, наблюдается и на самих укреплениях: явно выражено всюду стремление применять только испытанные типовые сооружения - "по утвержденным проектам". Это имеет свои преимущества перед широкой свободой проявления инициативы и фантазии - каждым строителем, каждым войсковым начальником. Меняя позиции, войска находили на новых своих участках те же главные постройки, ту же систему фланкирования, ту же систему ходов сообщения. Новым - оказывался только план участка и сила укрепления, зависевшие исключительно от местности в цели укрепления.

Заканчиваем эту статью сожалением, что мы не смогли из-за текущих событий изучить основательнее, по подлинникам этот высокий образец инженерной обороны и будем пользоваться в будущем, вероятно, только немецкими источниками. Практически, потери от этого несём немного, так как несомненно долго будет немыслимо возникновение позиционной войны. Мимо этих позиций проходили два года не оборонял их. Если же она когда-нибудь и начнется, то прогрессирующая техника предъявит тогда новые требования, даст новые средства боя и заставит решать по-новому задаваемые боевой обстановкой задачи. Поэтому, современные детали – маловажны, а основные принципы своевременно выяснены и разработаны военно-научными силами обоих враждовавших сторон.

{moscomment}